Объекты:
Карта домов
Строящиеся
Построенные
Скоро в продаже

 

Крейсера проекта 58. 58 проект


Крейсера проекта 58 — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Проект 58.

Ракетные крейсера проекта 58, известные также как тип «Грозный» (обозначение НАТО — Kynda class) — тип ракетных крейсеров Военно-морского флота СССР. Первые советские ракетные крейсера с противокорабельным ракетным вооружением. В ходе строительства классифицировались как эсминцы. Всего построено 4 единицы: «Грозный», «Адмирал Фокин», «Адмирал Головко», «Варяг».

Все корабли этого типа были исключены из состава ВМФ в 1990—2002 годах.

История создания

Появление в ВМФ СССР ракетных крейсеров проекта 58 было обусловлено стремлением советского военно-морского руководства найти асимметричные способы борьбы с многократно превосходящими советский флот ВМС стран НАТО. Не имея возможности создать сравнимые по корабельному составу силы, советские адмиралы желали достичь успеха за счёт новейших технических достижений, прежде всего в области ядерной энергетики и управляемого ракетного оружия. Особые надежды возлагались на ракеты, которые должны были компенсировать отсутствие у флота палубной авиации, что ограничивало его ударные возможности радиусом действия самолётов берегового базирования. В то же время у вероятного противника имелось достаточное количество целей для нового оружия и прежде всего авианосные и амфибийные соединения[2].

Работы по созданию нового проекта начались в 1956 году. 6 декабря 1956 года Главнокомандующий ВМФ СССР С. Г. Горшков утвердил тактико-техническое задание на эсминец с управляемым реактивным оружием. Несколько ранее, в октябре того же года были выданы задания на разработку ЗРК «Волна» и ПКРК П-35, которые должны были стать основным вооружением новых кораблей. Разработка эсминца проекта 58 была поручена ЦКБ-53, а главным конструктором проекта 58 был назначен В. А. Никитин. Эскизный проект эсминца был рассмотрен в сентябре 1957 года, после чего Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку технического проекта, который был подготовлен к марту 1958 года[3].

В ходе постройки первых кораблей проекта они именовались в документах ВМФ «кораблями с реактивным вооружением». Такая неопределённая формулировка была связана как с неясностью классификации нового проекта, так и с негативным отношением военно-политического руководства страны к крупным кораблям, особенно крейсерам. Тем не менее, начиная с 1960 года, в различных инстанциях флота обсуждался вопрос о несоответствии тактических задач и вооружения проекта 58 классу эскадренных миноносцев[4]. Вопрос об окончательной классификации проекта 58 решился 22 июля 1962 года в ходе визита Н. С. Хрущева на «Грозный», который выполнил успешные ракетные стрельбы на глазах у советского лидера. Официальное решение о классификации кораблей проекта 58 как ракетных крейсеров было объявлено 4 ноября 1962 года[5].

Первоначальными планами предусматривалось построить 16 крейсеров проекта 58, но фактически построили только 4, по одному на каждый из флотов ВМФ СССР. Подобное изменение планов было вызвано, в большей степени, повышением приоритетности противолодочного направления в развитии советского надводного кораблестроения, а также субъективными причинами[6].

Видео по теме

Конструкция

Корпус и архитектура

При разработке корпуса нового корабля за основу был взят теоретический чертеж эсминца проекта 56, как успешно прошедший испытания морем. Вследствие такого подхода чертёж корпуса был отработан ещё на стадии эскизного проектирования[7]. Корпус имел удлинённый полубак, хотя для лучшей мореходности было бы желательно принять гладкопалубную схему. В носовой части имелся плавный подъём. Несмотря на вынужденные решения, мореходные качества проекта 58 оказались хорошими и превосходили таковые у проекта 56. По оценке американских специалистов, мореходные качества советских кораблей, обводы которых создавались на основе корпуса проекта 56, превосходили американские корабли аналогичного водоизмещения[8]. Корпус выполнялся из стали марки СХЛ-4, набирался по продольной системе и разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. На всём протяжении корпуса имелось двойное дно[9].

Необходимость размещения большого количество антенн и постов управления вынудила прибегнуть к новому подходу в формировании надстроек. Они были необычайно развиты в сравнении с кораблями предшествующих проектов, что вызывало опасения за остойчивость корабля. Поэтому основным материалом для надстроек стали алюминиево-магниевые сплавы марок AMr-5B и 6T. При этом сомнения в пожаростойкости алюминиево-магниевых конструкций высказывались ещё на стадии проектирования, но остались без ответа[9]. Следует заметить, что такие сплавы активно применялись и в зарубежном военном кораблестроении и эта тенденция начала сворачиваться лишь после Фолклендского военного конфликта, в ходе которого выявилась неудовлетворительная живучесть кораблей с большой долей таких материалов в конструкции.

Сталь применялась в конструкциях надстроек весьма ограниченно. Благодаря такому решению удалось значительно снизить верхний вес, хотя парусность корабля всё равно считалась чрезмерной. Характерной особенностью крейсеров проекта 58 стали пирамидальные мачты, на которых размещались антенны многочисленных РЛС. Это решение впоследствии было повторено на многих проектах советских кораблей.

Энергетическая установка

Энергетическая установка была котлотурбинной и размещалась по эшелонному принципу в двух машинно-котельных отделениях. На крейсерах проекта 58 впервые в отечественном флоте применили высоконапорные котлы с турбокомпрессорным наддувом воздуха типа КВН-95/64. Новые котлы позволили вдвое увеличить напряжение топочного объёма, снизить удельный вес на 30 % и повысить КПД на полном ходу на 10 % по сравнению с котлами предшествующих типов. При этом КПД на малых и средних ходах несколько снизился. Кроме того, температуру отходящих газов удалось понизить на 60 %[10].

В качестве главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) на крейсерах применили паровые турбины типа ТВ-12. От ранее применявшихся на эсминцах турбин ТВ-8 они отличались большей на 25 % мощностью, меньшим на 35 % удельным весом, КПД большим на 2-4 % на разных режимах при одинаковых габаритах[10]. Управление всеми механизмами могло осуществляться как с местных постов, так и дистанционно, из герметических кабин.

Электроэнергией корабль обеспечивали две электростанции в составе двух турбогенераторов ТД-750, мощностью 750 кВт и двух дизель-генераторов ДГ-500 мощностью по 500 кВт. Они вырабатывали трёхфазный переменный ток напряжением 380 В[10].

Вооружение

П-35

Ракетный крейсер «Грозный».

Основным вооружением крейсеров проекта 58 стал противокорабельный ракетный комплекс (ПКРК) П-35. Он был разработан в ОКБ-52 и являлся версией ПКРК П-6, предназначенного для подводных лодок[11]. От лодочной версии ракета П-35 отличалась несколько меньшими весом и габаритами, а также воздухозаборником с коническим центральным телом[12]. Длина ракеты составила 9,8 м, диаметр — 0,86 м, размах крыла — 2,67 м. Стартовая масса — 4200 кг (по другим данным 4500 кг), маршевая — 3800 кг. Масса боевой части 560 кг, масса ВВ — 405 кг[12]. На крейсерах проекта 58 каждая четвёртая ракета комплектовалась ядерной боевой частью[13]. Предусматривалось три высотных режима полёта — 400, 4000 и 7000 м[12], дальность стрельбы в зависимости от профиля полёта колебалась от 100 до 300 км. Скорость ракеты была несколько выше звуковой и на большой высоте достигала 1,3 М[14].

Наведение ракет могло осуществляться как оператором, по одному на каждую ракету, так и в режиме самонаведения. Последний считался резервным, так как не обеспечивал требуемой точности на больших дистанциях. При наведении ракет операторами они следили за ними с помощью антенн РЛС «Бином» и по достижению заданной дальности включали радиолокационную головку наведения ракеты, данные которой передавались оператору. Далее оператор анализировал радиолокационное изображение и либо наводил ракету на выбранную цель сам, либо давал команду на самонаведение после захвата головкой цели. Наличие лишь четырёх антенн СУО «Бином» позволяло сформировать залп лишь из четырёх ракет. Оставшиеся четыре можно было выпустить на режиме самонаведения со значительным снижением точности и дальности[15].

Ракеты П-35 размещались в счетверённых пусковых установках СМ-70. Эти установки могли поворачиваться в горизонтальной плоскости на 120° в каждую сторону, и подниматься на угол 25° для запуска, на что требовалось 1,5 минуты. Поворот в горизонтальной плоскости совершался со скоростью 5° в секунду[16]. Крейсера давали ракетный залп, находясь бортом к противнику. Такое решение позволяло решить проблему истекающих газов двигателей ракет и обойтись без газоотводных конструкций, а также не требовало обеспечения разворота ракет на цель после старта. С другой стороны, установка получилась слишком тяжёлой и сложной и в дальнейшем в советском ВМФ от поворотных установок ПКР отказались[16].

Кроме ракет на пусковых установках крейсера проекта 58 имели ещё восемь ракет в погребах, размещённых в надстройках. Однако идея перезарядки огромных ракет в открытом море оказалась неудачной. Эту операцию можно было выполнить лишь при спокойном состоянии моря, но даже в этом случае они занимала более часа. По мнению специалистов, в боевой обстановке крейсер был бы потоплен противником ещё до завершения перезарядки[17].

М-1 «Волна»

ЗУР В-600 ЗРК «Волна» в полёте.

Зенитное вооружение крейсеров проекта 58 было представлено, главным образом, ЗРК М-1 «Волна», являвшийся морским вариантом сухопутной системы С-125[18]. Двухбалочная пусковая установка размещалась в носовой части крейсера, перед ПУ СМ-70 и могла давать до двух залпов в минуту. Система управления «Ятаган» была одноканальной и обеспечивала наведение одной или двух ракет на одну цель. Помимо одноканальности к недостаткам этого ЗРК относили резкое снижение точности стрельбы на больших дистанциях[19]. Общий боезапас ЗРК составлял 16 ракет в двух подпалубных барабанных установках. Ракета В-600 была унифицирована с сухопутным ЗРК и имела следующие характеристики: длина — 5,88 м, стартовая масса — 923 кг, масса боевой части — 60 кг, скорость полёта — 600 м/с. Комплекс мог поражать воздушные цели на дистанциях от 4000 до 15 000 метров и на высотах от 100 до 10 000 метров[20].

Несмотря на свои недостатки ЗРК М-1 считался вполне надёжным, устанавливался на многих кораблях различных проектов и после серии модернизаций оставался на вооружении до конца XX века. В середине 1960-х годов моряки научились стрелять ракетами этого комплекса по морским целям в пределах радиогоризонта и в периоды обострения международной обстановки надеялись на него как на средство борьбы с кораблями даже больше, чем на П-35, так как он имел на порядок меньшее время реакции[21]. Тем не менее, обеспечить надёжную ПВО даже самого крейсера М-1 «Волна» не мог[16].

АК-726

Артиллерийские установки АК-726.

Артиллерийское вооружение крейсеров проекта 58 было изначально представлено двумя универсальными спаренными башенными артустановками АК-726, размещёнными в кормовой части крейсера по линейно-возвышенной схеме. Эта установка оказалось единственной артиллерийской системой среднего калибра, принятой на вооружение флота в 1960-х годах. АК-726 была разработана ЦКБ-7 в 1957—1958 годах и прошла государственные испытания в 1962 году. Крейсера проекта 58 стали первыми кораблями флота, вооружёнными этой системой.

Две автоматические пушки калибра 76,2 мм размещались в общей люльке в легкобронированной башне. Скорострельность достигала 90 выстрелов в минуту на один ствол, длина непрерывной очереди достигала 45 выстрелов, после чего требовалось охлаждать ствол водой. Масса снаряда составляла 5,9 кг, дальность стрельбы 15,7 км, досягаемость по высоте — 11 км. Общая масса установки достигала 26 тонн. Серьёзным недостатком проекта стало наличие на крейсерах проекта 58 лишь одной системы МР-105, управлявшей огнём АК-726, поэтому обе установки крейсера могли эффективно действовать лишь по одной цели одновременно. Основной задачей АК-726 стало обеспечение ПВО, а также борьба с малоразмерными морскими целями. В целом, АК-726 не была достаточно эффективной установкой. Для борьбы с реактивными самолётами она имела слишком малую скорострельность и несовершенную систему управления огнём, а слишком лёгкий снаряд препятствовал успешной борьбе с морскими и береговыми целями[19].

«Смерч-3»

Пусковая установка РБУ-6000.

Также впервые в отечественном флоте крейсера проекта 58 получили реактивную бомбомётную систему «Смерч-3». Она включала в себя пусковую установку РБУ-6000, систему управления стрельбой «Буря» и собственно глубинные бомбы[22]. РБУ-6000 представляла собой 12-ствольную 213-мм пусковую установку, массой 3,1 тонны, стационарно размещённую на палубе корабля. Заряжание производилось механизировано, наведение было дистанционным, с командного пункта. Дальность стрельбы колебалась от 300 до 5800 м. Реактивные глубинные бомбы РГБ-60 имели массу 113 кг, заряд ВВ 23 кг и могли поражать подводные цели на глубинах от 15 до 450 м. Все 12 бомб выпускались за 5 с[23]. С учётом весьма скромной дальности обнаружение ГАС «Геркулес-2», дальнобойность РБУ-6000 представлялась вполне достаточной, однако, по сути, этот бомбомёт представлял собой доведённое до совершенства оружие времён Второй мировой войны, недостаточно эффективное против атомных подводных лодок[16].

Радиоэлектронное оборудование

Модернизации

Представители

История службы

«Грозный»

«Грозный» после модернизации. 1986 г.

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота[24]. Прибыл в Северодвинск с Балтики 6 июля 1962 года. 22 июля 1962 года произвёл в присутствии Н. С. Хрущёва успешный запуск двух ПКР П-35. Осенью 1962 года совершил обратный переход на Балтику, где прошёл второй этап государственных испытаний. 10 августа 1963 года прибыл на постоянное место базирования в Североморск. 25 июля 1965 года принимал участие в морском параде в Ленинграде в честь дня ВМФ, где и был впервые представлен советской общественности[25].

20 сентября 1966 года прибыл в Севастополь и вошёл в состав Черноморского флота. В этот период неоднократно нёс боевую службу в Средиземном море, посетил ряд зарубежных портов. В 1968 году корабль участвовал в съёмках фильма «Нейтральные воды» (1969), где играл роль крейсера «Горделивый». С 19 июля 1976 года по 25 февраля 1982 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе[25]. Получил новые радиоэлектронное оборудование, также были установлены 4 ЗАК АК-630М. С 11 июня по 15 сентября 1982 года, во время Ливанской войны, в составе соединения кораблей действовал у берегов Сирии, оказывая поддержку сирийским вооружённым силам[26].

26 декабря 1983 года прибыл в Балтийск и вошёл в состав Балтийского флота. Занимался боевой подготовкой, нёс боевую службу в Средиземном море в 1985−1986 годах, осуществляя слежение за американскими авианосными группами. 1 апреля 1989 года был поставлен на средний ремонт на судоремонтном заводе № 29 в Лиепае. К середине 1990 года работы на крейсере прекратились. Попыткам отбуксировать «Грозный» в Калининград помешали власти Латвии. 9 июля 1991 года крейсер исключили из списков флота. Корабль продолжал стоять у причала завода, где и затонул в марте 1993 года, вследствие расхищения оборудования мародёрами. Позднее был поднят и разделан на металл[26].

«Адмирал Фокин»

«Адмирал Головко». 1990 г.

После вступления в строй вошёл в состав Тихоокеанского флота, перейдя на место службы летом 1965 года по Северному морскому пути. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. Существенных модернизаций не проходил. 30 июня 1993 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

«Варяг». 1989 г.

«Адмирал Головко»

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота. В июне 1967 года, во время боевой службы в Средиземном море, оказывал содействие вооружённым силам Египта. 22 марта 1968 года переведён в состав Черноморского флота. С 4 июня 1982 года по 1 марта 1989 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе. Получил новые радиоэлектронное оборудование, кроме того, были установлены 4 ЗАК АК-630М. Исключён из состава флота в декабре 2002 года. Разобран на металл в Инкермане в 2003-2004 годах.

«Варяг»

Входил в состав Тихоокеанского флота. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. В ходе третьей индо-пакистанской войны группа кораблей тихоокеанского флота СССР, в состав которой входил и «Варяг», под командованием капитана 1-го ранга Андрея Андреевича Пинчука, обеспечила невмешательство кораблей ВМС США в конфликт на стороне Пакистана[27]. В 1975-1981 годах прошёл средний ремонт и модернизацию на «Дальзаводе» во Владивостоке, с частичной заменой радиоэлектроники и установкой 4 ЗАК АК-630М. 19 апреля 1990 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

Схема преемственности проекта

Преемственность проектов эсминцев СССР

                               
            1969
 
                              1967
            1965
         
            1963
           
          1961
             
          1959
           
          1957
         
          1955
           
            1953
             
        1951
             
            1949
             
          1947

Оценка проекта

Первые в классе ракетных крейсеров специализированной постройки СССР, корабли проекта 58 были вполне революционным дизайном, содержавшим ряд смелых отступлений от старых тенденций. Их наступательное вооружение на момент вступления в строй было весьма мощным и могло обеспечить эффективное выполнение основных боевых задач. При этом корабль был небольшим по размерам, и очень дешевым для своего значительного боевого потенциала.

Тем не менее, проект имел ряд важных недостатков. Главным из них следует признать слабую защищенность от воздушных атак и полное отсутствие конструктивной защиты. Медленно стреляющий ЗРК «Волна» с одноканальным наведением мог эффективно защищать от атаки только одиночных самолетов и имел недостаточный радиус действия[28].

Существенным недостатком является также то, что на 8 боеготовых ракет в ПУ имелось только 4 системы телеуправления. Это вынуждало либо делить залп на два последовательных (что сильно сокращало вероятность прохождения ракетами ПВО) либо выпускать половину залпа на самонаведении[28]. Заложенная же возможность перезарядки оказалась малоприменимой в открытом море из-за больших габаритов ракет.

Построенные в количестве четырёх единиц крейсеры проекта 58 были распределены по трём флотам, что исключало возможность концентрации ударных кораблей и действий крупными, прикрывающими друг друга соединениями.

Примечания

  1. ↑ Апальков Ю. В. Корабли ВМФ СССР. Т. II. Ударные корабли. — СпБ: Галея-Принт, 2003. — С. 41,43. — ISBN 5-8172-0076-7.
  2. ↑ Платонов А. В. Крейсеры Советского флота. — СПб: Галея Принт, 1999. — С. 63. — ISBN 5-8172-0010-4.
  3. ↑ Кузин В. П. Никольский В. И. Военно-Морской флот СССР 1945—1991. — СпБ: Историческое морское общество, 1996. — С. 113.
  4. ↑ Васильев В. М. Корабль опередивший своё время. — СпБ: Остров, 2001. — С. 56. — ISBN 5-94500-001-9.
  5. ↑ Васильев В. М. Корабль опередивший своё время. — С. 57.
  6. ↑ Кузин В. П. Никольский В. И. Военно-Морской флот СССР 1945—1991. — С. 114.
  7. ↑ СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — СпБ: История корабля, 2006. — С. 164. — ISBN 5-903152-01-5.
  8. ↑ Апальков Ю. В. Эсминцы проектов 56, 57бис и их модификации. — М: Моркнига, 2009. — С. 22. — ISBN 978-5-903080-63-2.
  9. ↑ 1 2 СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — С. 165.
  10. ↑ 1 2 3 СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — С. 168.
  11. ↑ Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. — Минск-Москва: Харвест-АСТ, 2001. — С. 508. — ISBN 5-17-001874-6.
  12. ↑ 1 2 3 Асанин В. Ракеты отечественного флота. Часть 2. На океанских просторах // Техника и вооружение. — 2007. — № 6. — С. 30.
  13. ↑ Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. — С. 512.
  14. ↑ Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. — С. 511.
  15. ↑ Апальков Ю. В. Ударные корабли. — М: Моркнига, 2010. — С. 46. — ISBN 978-5-903080-40-3.
  16. ↑ 1 2 3 4 Асанин В. Ракеты отечественного флота. Часть 2. На океанских просторах. — С. 33.
  17. ↑ Платонов А. В. Крейсеры Советского флота. — С. 65.
  18. ↑ Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественного ракетного оружия. 1817-2002. — Минск-Москва: Харвест-АСТ, 2003. — С. 286. — ISBN 5-17-0111774-0.
  19. ↑ 1 2 Апальков Ю. В. Противолодочные корабли. — М: Моркнига, 2010. — С. 52. — ISBN 978-5-903080-99-1.
  20. ↑ Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественного ракетного оружия. 1817-2002. — С. 292.
  21. ↑ Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественного ракетного оружия. 1817-2002. — С. 291.
  22. ↑ Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. — С. 571.
  23. ↑ Широкорад А.Б. Оружие отечественного флота. — С. 577.
  24. ↑ Апальков Ю. В. Ударные корабли. — С. 49.
  25. ↑ 1 2 Апальков Ю. В. Ударные корабли. — С. 50.
  26. ↑ 1 2 Апальков Ю. В. Ударные корабли. — С. 53.
  27. ↑ Миссия советского флота в ходе войны между Индией и Пакистаном в 1971 г.
  28. ↑ 1 2 Петров А. М., Асеев Д. А., Васильев Е. М. и др. «Оружие российского флота 1696—1996 гг.» СПб: Судостроение

Литература

  • Апальков Ю. В. Корабли ВМФ СССР. Т. II. Ударные корабли. — СпБ: Галея-Принт, 2003. — ISBN 5-8172-0076-7.
  • Апальков Ю. В. Ударные корабли. — М: Моркнига, 2010. — ISBN 978-5-903080-40-3.
  • Васильев В. М. Корабль опередивший своё время. — СпБ: Остров, 2001. — ISBN 5-94500-001-9.
  • Кузин В. П. Никольский В. И. Военно-Морской флот СССР 1945—1991. — СпБ: Историческое морское общество, 1996.
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск: Харвест, 2007. — ISBN 978-985-13-8619-8.
  • Соколов А.Н. Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции. — М: Военная книга, 2006. — ISBN 5-902863-09-0.
  • Платонов А. В. Крейсеры Советского флота. — СПб: Галея Принт, 1999. — ISBN 5-8172-0010-4.
  • СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — СпБ: История корабля, 2006. — ISBN 5-903152-01-5.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995. — Annapolis, Maryland, U.S.A.: Naval Institute Press, 1996. — ISBN 1557501327.
  • Osborne E.W. Cruisers and Battle cruisers. An illustrated history of their impact. — Denver, USA: ABC-CLIO, 2004. — ISBN 1-85109-369-9.

Ссылки

wikipedia.green

Design 58, тип «Грозный» — FleetPhoto

К началу 50-х годов ХХ века в нашей стране развитие управляемого ракетного оружия встало на достаточно прочную научно-промышленную основу. Появились образцы ракетных комплексов, в принципе позволявших реализовать упомянутую концепцию. В тот же период на судостроительных заводах осуществлялось строительство эскадренных миноносцев проекта 56, последних "чисто" торпедно-артиллерийских эсминцев нашего флота, признанных впоследствии за рубежом одними из удачных кораблей этого класса. За основу проекта специального ракетного корабля был принят эсминец проекта 56 с сохранением корпуса и энергетической установки. Новый проект, по которому достраивались уже заложенные эсминцы, получил номер 56ЭМ и заложенные по откорректированному проекту 56М. В это же время завершилось проектирование кораблей уже полностью специального проекта 57бис. Корабли указанных проектов имели на вооружение ПКР типа КСЩ при традиционном остальном вооружении.

Новый проект эскадренного миноносца с управляемым реактивным оружием (так раньше назывались управляемые ракеты) нового поколения начался разработкой в 1956 году. 6 декабря того же года Главнокомандующий ВМФ адмирал С.Г.Горшков утвердил согласованное с Минсудпромом тактико-техническое задание на разработку эскизного проекта нового эсминца, а несколько раньше — 16 и 24 октября того же года заместитель Главкома ВМФ соответственно утвердил согласованные с Минсудпромом, Минавиапромом, Миноборонпромом и Минобщемашем ТТЗ на разработку комплексов зенитного управляемого реактивного оружия ближнего действия (впоследствии ЗРК М-1 «Волна») и ударного реактивного оружия (впоследствии ПКР П-35). Таким образом, разработка проекта, получившего номер 58, велась практически синхронно с разработкой главного вооружения. Это обстоятельство предопределило относительно целенаправленную и почти «безпоисковую» разработку проекта, который изменялся от этапа к этапу в основном лишь в той степени, которая обуславливалась особенностями проектирования основных комплексов оружия.

Проектирование корабля было поручено ЦКБ-53, которое к тому времени окончательно специализировалось в качестве основного проектного бюро по крупным боевым надводным кораблям основных классов. Главным конструктором после долгого перерыва (с проекта 41) был вновь назначен В.А.Никитин, а группу наблюдения от ВМФ возглавил инженер-капитан 2 ранга П.М.Хохлов. Эскизный проект 58 был разработан в 1957 году. Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку технического проекта, завершенного уже в марте 1958 года.

Головной эскадренный миноносец (получивший впоследствии название «Грозный») был заложен в Ленинграде 23 марта 1960 года, а в июне 1962 года корабль был предъявлен на государственные испытания. В ходе постройки была произведена окончательная классификация корабля, который до этого в официальных документах неопределённо именовался как «корабль с реактивным вооружением». Видимо сказывались оригинальные взгляды тогдашнего руководства страны на роль надводных кораблей с одной стороны, с другой — боязнь «дразнить гусей» применением традиционных терминов — крейсер, эсминец и т.п. Ситуация прояснилась к началу 1960-х годов и новый корабль уже уверенно причислили к классу крейсеров, подклассу «ракетный крейсер» — корабль 1 ранга. О предыдущем напоминало оставшееся миноносное название головного корабля и невиданная доселе смешанная крейсерско-миноносная организация и штатное расписание.

Являясь логическим продолжением сформировавшегося класса больших ракетных кораблей, предшественниками которых были эскадренные миноносцы, в качественном отношении проект 58 во многом был принципиально новым кораблём. На нём полностью отсутствовала конструктивная защита, поскольку считалось, что она всё равно не защищает от ПКР. В техническом проекте прорабатывалась противоосколочная защита погребов ЗУР, но была отвергнута по соображениям экономии весов. При заданном составе вооружения наилучшей формой корпуса была признана форма с длинным полубаком и небольшим подъёмом к форштевню. Корпус разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. Общее расположение корабля по сравнению с ранее построенными отличалось размещением комплекса ГКП в корпусе, отсутствием открытых боевых постов, сравнительно небольшим количеством надстроек. Надстройки изготовлялись из алюминиево-магниевых сплавов и частично из стали.

Основным оружием ракетного крейсера стал новый противокорабельный ракетный комплекс большой дальности с ПКР П-35. Комплекс включал собственно крылатые ракеты с дальностью стрельбы свыше 250 км, наводящуюся в вертикальной и горизонтальной плоскостях четырехконтейнерную пусковую установку, погреб запасных ракет и систему управления ракетами в полете «Бином». На самом крейсере было размещено два комплекса в носовой и кормовой части, что в принципе могло бы сформировать восьмиракетный залп. Однако система управления в основном режиме позволяла формировать только 4-х ракетный залп. Для стрельбы на максимальную дальность корабль должен был принимать целеуказание от внешних источников, в частности, от самолетов разведки и целеуказания типа Ту-95РЦ, для чего предполагалось установить специальную аппаратуру.

Определенным новшеством явилось размещение в носовой части зенитного ракетного комплекса М-1 «Волна» с двухбалочной наводящейся пусковой установкой, 16 зенитными ракетами и радиокомандной системой управления «Ятаган». Для борьбы с лёгкими надводными кораблями и для усиления средств ПВО на корме по линейно-возвышенной схеме были установлены две башенные двухорудийные автоматические 76-мм артустановки АК-726 с общей радиолокационной системой управления «Турель». Противолодочное вооружение крейсера включало два 533-мм трехтрубных торпедных аппарата с двухцелевыми (по подводным и надводным целям) торпедами и ставшие традиционными две 12-ствольные реактивные бомбомётные установки РБУ-6000. Система управления противолодочными торпедами «Зуммер» сопрягалась с СУ оружием ПЛО «Буря», управлявшей стрельбой реактивных бомбомётов.

Радиотехническое вооружение общего назначения составили две РЛС общего обнаружения «Ангара», навигационная РЛС «Дон», средства РЭБ «Краб-11» и «Краб-12», а также гидроакустическая станция «Геркулес-2М» с подкильной антенной. Изначально предполагалось разместить на кораблях пусковые устройства выстреливаемых помех Ф-82-Т в составе двух спаренных ПУ и общим боекомплектом 792 снаряда, но их так и не установили (а возможно и не создали). К моменту завершения постройки головного крейсера некоторые системы вооружения ещё не были разработаны. Самым неприятным было отсутствие системы «Успех-У», предназначенной для выдачи целеуказания комплексу П-35 от внешних источников, что позволило реализовать боевые возможности лишь частично, так как уверенно стрелять ракетами можно было лишь в пределах радиогоризонта.

В кормовой части корабля была оборудована взлётно-посадочная площадка для вертолёта разведки и целеуказания с системами его обеспечения и с подпалубным погребом вертолётного боезапаса. Вертолёт первоначально не предусматривался, поэтому уже в техническом проекте пришлось удлинить кормовую оконечность и фактически он принимался вперегруз и его базирование можно было считать чисто символическим.

Главная энергетическая установка крейсера оставалась традиционной котлотурбинной по проекту 56/57бис с эшелонированным размещением в двух машинно-котельных отделениях. Однако сами котлы были уже другие. Впервые на отечественных кораблях были установлены автоматизированные высоконапорные паровые котлы, что позволило повысить мощность полного хода на 25% по сравнению с силовой установкой кораблей проекта 57бис и обеспечить максимальную скорость хода более 34 узлов. Кроме этого, особые требования выдвигались по защите от оружия массового поражения и по снижению ФПК, в частности, теплового поля (температуру отходящих газов удалось снизить на 60%). В качестве ГТЗА на кораблях проекта 58 устанавливались турбины типа ТВ-12, отличавшиеся от предыдущих ТВ-8 большей агрегатной мощностью, меньшим на 35% удельным весом и большим на 2-4% КПД.

Необычное впечатление производила архитектура нового крейсера, доминирующее положение в которой занимали пирамидообразные четырехгранные мощные мачты-надстройки, унизанные большим количеством антенных постов весьма оригинальной конфигурации. Такое решение диктовалось потребностью выделения больших площадей и объемов для размещения аппаратуры радиоэлектронных средств, требованиями противоатомной защиты и, наконец, требованиями прочности подкреплений тяжелых антенн. Вместе с тем корабль сохранял изящный и стремительный силуэт, сочетавшийся с вполне оправданным названием «Грозный».

Создание подобного корабля, обладавшего при весьма скромном стандартном водоизмещении (4 330 тонн) очень развитой номенклатурой боевых средств и большой огневой мощью, явилось, без преувеличения, крупной победой отечественной конструкторской школы и всех создателей нового крейсера. Необходимо с гордостью подчеркнуть, что подобными кораблями в то время не располагал ни один флот в мире. Зарубежные специалисты с тех пор и по настоящее время не перестают отмечать, что характерным почерком в проектировании русских кораблей является их исключительно высокое насыщение огневыми комплексами и боевыми средствами в сочетании с великолепным дизайном.

За разработку и создание крейсера проекта 58 Правительство присудило Ленинскую премию но, как это нередко случалось, в списке удостоенных ею не оказалось ни Главного конструктора, ни фактического Главного наблюдающего ВМФ. В.А.Никитин после завершения основной творческой работы отправили на «заслуженный отдых», а П.М.Хохлов почти синхронно с ним был уволен в запас. Последние чертежи по кораблю в качестве Главного конструктора подписывали и А.Л.Фишер и В.Г.Королевич. Как бы там ни было ракетный крейсер проекта 58 стал «лебединой песней» выдающегося русского советского военного кораблестроителя Владимира Александровича Никитина, плодами труда которого воспользовались профессиональные «додельщики».

Эпоха научно-технической революции на флоте, которая знаменовала появление на свет новых ракетных крейсеров, сопровождалась не только качественными скачками и новыми достижениями, но и вполне понятными сегодня заблуждениями и ошибками. «Ракетная эйфория» 1950-х — начала 1960-х годов, то есть уверование чуть ли не в абсолютные и универсальные возможности ракетного оружия, охватила не только политиков, конструкторов и военное руководство, но и военных теоретиков. Ракетные крейсеры проекта 58 рассматривались крейсерами не только по названию, но и по сути боевого применения. Всерьёз предполагалось, что такие корабли способны самостоятельно, в одиночку, выходить на АУС противника и громить их авианосцы с недосягаемых ответным ударам дистанций неоднократными ракетными залпами. Зенитное ракетное оружие считалось чуть ли не гарантом боевой устойчивости от любых средств воздушного нападения.

В начале 60-х годов произошло смещение приоритетов в отечественном кораблестроении. В то время строительство надводных кораблей для нашего флота велось как бы по двум генеральным направлениям: «ударному» и «противолодочному». Развёртывание в США в 1960-х годах системы «Polaris», естественно, выдвигало задачу борьбы с ПЛАРБ вероятного противника на передний край. В этой связи даже далекие от военно-морского дела политические и государственные руководители термин «противолодочный» воспринимали с положительным пониманием, что почти заранее гарантировало «зеленую улицу» любой программе под девизом «противолодочная». Кроме того, сам проект 58 при бесспорных достоинствах имел и определенные недостатки: при слишком «зажатом» водоизмещении и размерениях не могли быть реализованы требования улучшения обитаемости личного состава (флот начинал «боевую службу»), усиления ПВО, повышения дальности плавания и автономности. Совершенствование ракетного оружия делало ненужным сложные и громоздкие поворотные пусковые установки. Практика показала, что их перезарядка — дело довольно трудоёмкое, длительное и непригодное для боевых условий. Временное базирование вертолёта на ВПП в жёстких морских условиях быстро выводило его из строя. Таким образом, несмотря на первоначальные планы построить не менее 16 крейсеров данного проекта, фактически были построены только 4 корабля.

(по материалам сайта Russian-Ships.info)

fleetphoto.ru

Крейсера проекта 58 — WiKi

Появление в ВМФ СССР ракетных крейсеров проекта 58 было обусловлено стремлением советского военно-морского руководства найти асимметричные способы борьбы с многократно превосходящими советский флот ВМС стран НАТО. Не имея возможности создать сравнимые по корабельному составу силы, советские адмиралы желали достичь успеха за счёт новейших технических достижений, прежде всего в области ядерной энергетики и управляемого ракетного оружия. Особые надежды возлагались на ракеты, которые должны были компенсировать отсутствие у флота палубной авиации, что ограничивало его ударные возможности радиусом действия самолётов берегового базирования. В то же время у вероятного противника имелось достаточное количество целей для нового оружия и прежде всего авианосные и амфибийные соединения[2].

Работы по созданию нового проекта начались в 1956 году. 6 декабря 1956 года Главнокомандующий ВМФ СССР С. Г. Горшков утвердил тактико-техническое задание на эсминец с управляемым реактивным оружием. Несколько ранее, в октябре того же года были выданы задания на разработку ЗРК «Волна» и ПКРК П-35, которые должны были стать основным вооружением новых кораблей. Разработка эсминца проекта 58 была поручена ЦКБ-53, а главным конструктором проекта 58 был назначен В. А. Никитин. Эскизный проект эсминца был рассмотрен в сентябре 1957 года, после чего Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку технического проекта, который был подготовлен к марту 1958 года[3].

В ходе постройки первых кораблей проекта они именовались в документах ВМФ «кораблями с реактивным вооружением». Такая неопределённая формулировка была связана как с неясностью классификации нового проекта, так и с негативным отношением военно-политического руководства страны к крупным кораблям, особенно крейсерам. Тем не менее, начиная с 1960 года, в различных инстанциях флота обсуждался вопрос о несоответствии тактических задач и вооружения проекта 58 классу эскадренных миноносцев[4]. Вопрос об окончательной классификации проекта 58 решился 22 июля 1962 года в ходе визита Н. С. Хрущева на «Грозный», который выполнил успешные ракетные стрельбы на глазах у советского лидера. Официальное решение о классификации кораблей проекта 58 как ракетных крейсеров было объявлено 4 ноября 1962 года[5].

Первоначальными планами предусматривалось построить 16 крейсеров проекта 58, но фактически построили только 4, по одному на каждый из флотов ВМФ СССР. Подобное изменение планов было вызвано, в большей степени, повышением приоритетности противолодочного направления в развитии советского надводного кораблестроения, а также субъективными причинами[6].

Корпус и архитектура

При разработке корпуса нового корабля за основу был взят теоретический чертеж эсминца проекта 56, как успешно прошедший испытания морем. Вследствие такого подхода чертёж корпуса был отработан ещё на стадии эскизного проектирования[7]. Корпус имел удлинённый полубак, хотя для лучшей мореходности было бы желательно принять гладкопалубную схему. В носовой части имелся плавный подъём. Несмотря на вынужденные решения, мореходные качества проекта 58 оказались хорошими и превосходили таковые у проекта 56. По оценке американских специалистов, мореходные качества советских кораблей, обводы которых создавались на основе корпуса проекта 56, превосходили американские корабли аналогичного водоизмещения[8]. Корпус выполнялся из стали марки СХЛ-4, набирался по продольной системе и разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. На всём протяжении корпуса имелось двойное дно[9].

Необходимость размещения большого количество антенн и постов управления вынудила прибегнуть к новому подходу в формировании надстроек. Они были необычайно развиты в сравнении с кораблями предшествующих проектов, что вызывало опасения за остойчивость корабля. Поэтому основным материалом для надстроек стали алюминиево-магниевые сплавы марок AMr-5B и 6T. При этом сомнения в пожаростойкости алюминиево-магниевых конструкций высказывались ещё на стадии проектирования, но остались без ответа[9]. Следует заметить, что такие сплавы активно применялись и в зарубежном военном кораблестроении и эта тенденция начала сворачиваться лишь после Фолклендского военного конфликта, в ходе которого выявилась неудовлетворительная живучесть кораблей с большой долей таких материалов в конструкции.

Сталь применялась в конструкциях надстроек весьма ограниченно. Благодаря такому решению удалось значительно снизить верхний вес, хотя парусность корабля всё равно считалась чрезмерной. Характерной особенностью крейсеров проекта 58 стали пирамидальные мачты, на которых размещались антенны многочисленных РЛС. Это решение впоследствии было повторено на многих проектах советских кораблей.

Энергетическая установка

Энергетическая установка была котлотурбинной и размещалась по эшелонному принципу в двух машинно-котельных отделениях. На крейсерах проекта 58 впервые в отечественном флоте применили высоконапорные котлы с турбокомпрессорным наддувом воздуха типа КВН-95/64. Новые котлы позволили вдвое увеличить напряжение топочного объёма, снизить удельный вес на 30 % и повысить КПД на полном ходу на 10 % по сравнению с котлами предшествующих типов. При этом КПД на малых и средних ходах несколько снизился. Кроме того, температуру отходящих газов удалось понизить на 60 %[10].

В качестве главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) на крейсерах применили паровые турбины типа ТВ-12. От ранее применявшихся на эсминцах турбин ТВ-8 они отличались большей на 25 % мощностью, меньшим на 35 % удельным весом, КПД большим на 2-4 % на разных режимах при одинаковых габаритах[10]. Управление всеми механизмами могло осуществляться как с местных постов, так и дистанционно, из герметических кабин.

Электроэнергией корабль обеспечивали две электростанции в составе двух турбогенераторов ТД-750, мощностью 750 кВт и двух дизель-генераторов ДГ-500 мощностью по 500 кВт. Они вырабатывали трёхфазный переменный ток напряжением 380 В[10].

Вооружение

П-35

  Ракетный крейсер «Грозный».

Основным вооружением крейсеров проекта 58 стал противокорабельный ракетный комплекс (ПКРК) П-35. Он был разработан в ОКБ-52 и являлся версией ПКРК П-6, предназначенного для подводных лодок[11]. От лодочной версии ракета П-35 отличалась несколько меньшими весом и габаритами, а также воздухозаборником с коническим центральным телом[12]. Длина ракеты составила 9,8 м, диаметр — 0,86 м, размах крыла — 2,67 м. Стартовая масса — 4200 кг (по другим данным 4500 кг), маршевая — 3800 кг. Масса боевой части 560 кг, масса ВВ — 405 кг[12]. На крейсерах проекта 58 каждая четвёртая ракета комплектовалась ядерной боевой частью[13]. Предусматривалось три высотных режима полёта — 400, 4000 и 7000 м[12], дальность стрельбы в зависимости от профиля полёта колебалась от 100 до 300 км. Скорость ракеты была несколько выше звуковой и на большой высоте достигала 1,3 М[14].

Наведение ракет могло осуществляться как оператором, по одному на каждую ракету, так и в режиме самонаведения. Последний считался резервным, так как не обеспечивал требуемой точности на больших дистанциях. При наведении ракет операторами они следили за ними с помощью антенн РЛС «Бином» и по достижению заданной дальности включали радиолокационную головку наведения ракеты, данные которой передавались оператору. Далее оператор анализировал радиолокационное изображение и либо наводил ракету на выбранную цель сам, либо давал команду на самонаведение после захвата головкой цели. Наличие лишь четырёх антенн СУО «Бином» позволяло сформировать залп лишь из четырёх ракет. Оставшиеся четыре можно было выпустить на режиме самонаведения со значительным снижением точности и дальности[15].

Ракеты П-35 размещались в счетверённых пусковых установках СМ-70. Эти установки могли поворачиваться в горизонтальной плоскости на 120° в каждую сторону, и подниматься на угол 25° для запуска, на что требовалось 1,5 минуты. Поворот в горизонтальной плоскости совершался со скоростью 5° в секунду[16]. Крейсера давали ракетный залп, находясь бортом к противнику. Такое решение позволяло решить проблему истекающих газов двигателей ракет и обойтись без газоотводных конструкций, а также не требовало обеспечения разворота ракет на цель после старта. С другой стороны, установка получилась слишком тяжёлой и сложной и в дальнейшем в советском ВМФ от поворотных установок ПКР отказались[16].

Кроме ракет на пусковых установках крейсера проекта 58 имели ещё восемь ракет в погребах, размещённых в надстройках. Однако идея перезарядки огромных ракет в открытом море оказалась неудачной. Эту операцию можно было выполнить лишь при спокойном состоянии моря, но даже в этом случае они занимала более часа. По мнению специалистов, в боевой обстановке крейсер был бы потоплен противником ещё до завершения перезарядки[17].

М-1 «Волна»

  ЗУР В-600 ЗРК «Волна» в полёте.

Зенитное вооружение крейсеров проекта 58 было представлено, главным образом, ЗРК М-1 «Волна», являвшийся морским вариантом сухопутной системы С-125[18]. Двухбалочная пусковая установка размещалась в носовой части крейсера, перед ПУ СМ-70 и могла давать до двух залпов в минуту. Система управления «Ятаган» была одноканальной и обеспечивала наведение одной или двух ракет на одну цель. Помимо одноканальности к недостаткам этого ЗРК относили резкое снижение точности стрельбы на больших дистанциях[19]. Общий боезапас ЗРК составлял 16 ракет в двух подпалубных барабанных установках. Ракета В-600 была унифицирована с сухопутным ЗРК и имела следующие характеристики: длина — 5,88 м, стартовая масса — 923 кг, масса боевой части — 60 кг, скорость полёта — 600 м/с. Комплекс мог поражать воздушные цели на дистанциях от 4000 до 15 000 метров и на высотах от 100 до 10 000 метров[20].

Несмотря на свои недостатки ЗРК М-1 считался вполне надёжным, устанавливался на многих кораблях различных проектов и после серии модернизаций оставался на вооружении до конца XX века. В середине 1960-х годов моряки научились стрелять ракетами этого комплекса по морским целям в пределах радиогоризонта и в периоды обострения международной обстановки надеялись на него как на средство борьбы с кораблями даже больше, чем на П-35, так как он имел на порядок меньшее время реакции[21]. Тем не менее, обеспечить надёжную ПВО даже самого крейсера М-1 «Волна» не мог[16].

АК-726

  Артиллерийские установки АК-726.

Артиллерийское вооружение крейсеров проекта 58 было изначально представлено двумя универсальными спаренными башенными артустановками АК-726, размещёнными в кормовой части крейсера по линейно-возвышенной схеме. Эта установка оказалось единственной артиллерийской системой среднего калибра, принятой на вооружение флота в 1960-х годах. АК-726 была разработана ЦКБ-7 в 1957—1958 годах и прошла государственные испытания в 1962 году. Крейсера проекта 58 стали первыми кораблями флота, вооружёнными этой системой.

Две автоматические пушки калибра 76,2 мм размещались в общей люльке в легкобронированной башне. Скорострельность достигала 90 выстрелов в минуту на один ствол, длина непрерывной очереди достигала 45 выстрелов, после чего требовалось охлаждать ствол водой. Масса снаряда составляла 5,9 кг, дальность стрельбы 15,7 км, досягаемость по высоте — 11 км. Общая масса установки достигала 26 тонн. Серьёзным недостатком проекта стало наличие на крейсерах проекта 58 лишь одной системы МР-105, управлявшей огнём АК-726, поэтому обе установки крейсера могли эффективно действовать лишь по одной цели одновременно. Основной задачей АК-726 стало обеспечение ПВО, а также борьба с малоразмерными морскими целями. В целом, АК-726 не была достаточно эффективной установкой. Для борьбы с реактивными самолётами она имела слишком малую скорострельность и несовершенную систему управления огнём, а слишком лёгкий снаряд препятствовал успешной борьбе с морскими и береговыми целями[19].

«Смерч-3»

  Пусковая установка РБУ-6000.

Также впервые в отечественном флоте крейсера проекта 58 получили реактивную бомбомётную систему «Смерч-3». Она включала в себя пусковую установку РБУ-6000, систему управления стрельбой «Буря» и собственно глубинные бомбы[22]. РБУ-6000 представляла собой 12-ствольную 213-мм пусковую установку, массой 3,1 тонны, стационарно размещённую на палубе корабля. Заряжание производилось механизировано, наведение было дистанционным, с командного пункта. Дальность стрельбы колебалась от 300 до 5800 м. Реактивные глубинные бомбы РГБ-60 имели массу 113 кг, заряд ВВ 23 кг и могли поражать подводные цели на глубинах от 15 до 450 м. Все 12 бомб выпускались за 5 с[23]. С учётом весьма скромной дальности обнаружение ГАС «Геркулес-2», дальнобойность РБУ-6000 представлялась вполне достаточной, однако, по сути, этот бомбомёт представлял собой доведённое до совершенства оружие времён Второй мировой войны, недостаточно эффективное против атомных подводных лодок[16].

Радиоэлектронное оборудование

«Грозный»

  «Грозный» после модернизации. 1986 г.

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота[24]. Прибыл в Северодвинск с Балтики 6 июля 1962 года. 22 июля 1962 года произвёл в присутствии Н. С. Хрущёва успешный запуск двух ПКР П-35. Осенью 1962 года совершил обратный переход на Балтику, где прошёл второй этап государственных испытаний. 10 августа 1963 года прибыл на постоянное место базирования в Североморск. 25 июля 1965 года принимал участие в морском параде в Ленинграде в честь дня ВМФ, где и был впервые представлен советской общественности[25].

20 сентября 1966 года прибыл в Севастополь и вошёл в состав Черноморского флота. В этот период неоднократно нёс боевую службу в Средиземном море, посетил ряд зарубежных портов. В 1968 году корабль участвовал в съёмках фильма «Нейтральные воды» (1969), где играл роль крейсера «Горделивый». С 19 июля 1976 года по 25 февраля 1982 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе[25]. Получил новые радиоэлектронное оборудование, также были установлены 4 ЗАК АК-630М. С 11 июня по 15 сентября 1982 года, во время Ливанской войны, в составе соединения кораблей действовал у берегов Сирии, оказывая поддержку сирийским вооружённым силам[26].

26 декабря 1983 года прибыл в Балтийск и вошёл в состав Балтийского флота. Занимался боевой подготовкой, нёс боевую службу в Средиземном море в 1985−1986 годах, осуществляя слежение за американскими авианосными группами. 1 апреля 1989 года был поставлен на средний ремонт на судоремонтном заводе № 29 в Лиепае. К середине 1990 года работы на крейсере прекратились. Попыткам отбуксировать «Грозный» в Калининград помешали власти Латвии. 9 июля 1991 года крейсер исключили из списков флота. Корабль продолжал стоять у причала завода, где и затонул в марте 1993 года, вследствие расхищения оборудования мародёрами. Позднее был поднят и разделан на металл[26].

«Адмирал Фокин»

  «Адмирал Головко». 1990 г.

После вступления в строй вошёл в состав Тихоокеанского флота, перейдя на место службы летом 1965 года по Северному морскому пути. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. Существенных модернизаций не проходил. 30 июня 1993 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

  «Варяг». 1989 г.

«Адмирал Головко»

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота. В июне 1967 года, во время боевой службы в Средиземном море, оказывал содействие вооружённым силам Египта. 22 марта 1968 года переведён в состав Черноморского флота. С 4 июня 1982 года по 1 марта 1989 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе. Получил новые радиоэлектронное оборудование, кроме того, были установлены 4 ЗАК АК-630М. Исключён из состава флота в декабре 2002 года. Разобран на металл в Инкермане в 2003-2004 годах.

«Варяг»

Входил в состав Тихоокеанского флота. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. В ходе третьей индо-пакистанской войны группа кораблей тихоокеанского флота СССР, в состав которой входил и «Варяг», под командованием капитана 1-го ранга Андрея Андреевича Пинчука, обеспечила невмешательство кораблей ВМС США в конфликт на стороне Пакистана[27]. В 1975-1981 годах прошёл средний ремонт и модернизацию на «Дальзаводе» во Владивостоке, с частичной заменой радиоэлектроники и установкой 4 ЗАК АК-630М. 19 апреля 1990 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

Первые в классе ракетных крейсеров специализированной постройки СССР, корабли проекта 58 были вполне революционным дизайном, содержавшим ряд смелых отступлений от старых тенденций. Их наступательное вооружение на момент вступления в строй было весьма мощным и могло обеспечить эффективное выполнение основных боевых задач. При этом корабль был небольшим по размерам, и очень дешевым для своего значительного боевого потенциала.

Тем не менее, проект имел ряд важных недостатков. Главным из них следует признать слабую защищенность от воздушных атак и полное отсутствие конструктивной защиты. Медленно стреляющий ЗРК «Волна» с одноканальным наведением мог эффективно защищать от атаки только одиночных самолетов и имел недостаточный радиус действия[28].

Существенным недостатком является также то, что на 8 боеготовых ракет в ПУ имелось только 4 системы телеуправления. Это вынуждало либо делить залп на два последовательных (что сильно сокращало вероятность прохождения ракетами ПВО) либо выпускать половину залпа на самонаведении[28]. Заложенная же возможность перезарядки оказалась малоприменимой в открытом море из-за больших габаритов ракет.

Построенные в количестве четырёх единиц крейсеры проекта 58 были распределены по трём флотам, что исключало возможность концентрации ударных кораблей и действий крупными, прикрывающими друг друга соединениями.

ru-wiki.org

Крейсера проекта 58 - это... Что такое Крейсера проекта 58?

У этого термина существуют и другие значения, см. Проект 58.

Ракетные крейсера проекта 58, известные также как тип «Грозный» (обозначение НАТО — Kynda class) — тип ракетных крейсеров Военно-морского флота СССР. Первые советские ракетные крейсера с противокорабельным ракетным вооружением. В ходе строительства классифицировались как эсминцы. Всего построено 4 единицы: «Грозный», «Адмирал Фокин», «Адмирал Головко», «Варяг».

Все корабли этого типа были исключены из состава ВМФ в 1990—2002 годах.

История создания

Появление в ВМФ СССР ракетных крейсеров проекта 58 было обусловлено стремлением советского военно-морского руководства найти асимметричные способы борьбы с многократно превосходящими советский флот ВМС стран НАТО. Не имея возможности создать сравнимые по корабельному составу силы, советские адмиралы желали достичь успеха за счёт новейших технических достижений, прежде всего в области ядерной энергетики и управляемого ракетного оружия. Особые надежды возлагались на ракеты, которые должны были компенсировать отсутствие у флота палубной авиации, что ограничивало его ударные возможности радиусом действия самолётов берегового базирования. В то же время у вероятного противника имелось достаточное количество целей для нового оружия и прежде всего авианосные и амфибийные соединения[2].

Работы по созданию нового проекта начались в 1956 году. 6 декабря 1956 года Главнокомандующий ВМФ СССР С.Г. Горшков утвердил тактико-технического задание на эсминец с управляемым реактивным оружием. Несколько ранее, в октябре того же года были выданы задания на разработку ЗРК «Волна» и ПКРК П-35, которые должны были стать основным вооружением новых кораблей. Разработка эсминца проекта 58 была поручена ЦКБ-53, а главным конструктором проекта 58 был назначен В.А. Никитин. Эскизный проект эсминца был рассмотрен в сентябре 1957 года, после чего Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку технического проекта, который был подготовлен к марту 1958 года[3].

В ходе постройки первых кораблей проекта они именовались в документах ВМФ «кораблями с реактивным вооружением». Такая неопределённая формулировка была связана как с неясностью классификации нового проекта, так и с негативным отношением военно-политического руководства страны к крупным кораблям, особенно крейсерам. Тем не менее, начиная с 1960 года, в различных инстанциях флота обсуждался вопрос о несоответствии тактических задач и вооружения проекта 58 классу эскадренных миноносцев[4]. Вопрос об окончательной классификации проекта 58 решился 22 июля 1962 года в ходе визита Н.С. Хрущева на «Грозный», который выполнил успешные ракетные стрельбы на глазах у советского лидера. Официальное решение о классификации кораблей проекта 58 как ракетных крейсеров было объявлено 4 ноября 1962 года[5].

Первоначальными планами предусматривалось построить 16 крейсеров проекта 58, но фактически построили только 4, по одному на каждый из флотов ВМФ СССР. Подобное изменение планов было вызвано, в большей степени, повышением приоритетности противолодочного направления в развитии советского надводного кораблестроения, а также субъективными причинами[6].

Конструкция

Корпус и архитектура

При разработке корпуса нового корабля за основу был взят теоретический чертеж эсминца проекта 56, как успешно прошедший испытания морем. Вследствие такого подхода чертёж корпуса был отработан ещё на стадии эскизного проектирования[7]. Корпус имел удлинённый полубак, хотя для лучшей мореходности было бы желательно принять гладкопалубную схему. В носовой части имелся плавный подъём. Несмотря на вынужденные решения, мореходные качества проекта 58 оказались хорошими и превосходили таковые у проекта 56. По оценке американских специалистов, мореходные качества советских кораблей, обводы которых создавались на основе корпуса проекта 56, превосходили американские корабли аналогичного водоизмещения[8]. Корпус выполнялся из стали марки СХЛ-4, набирался по продольной системе и разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. На всём протяжении корпуса имелось двойное дно[9].

Необходимость размещения большого количество антенн и постов управления вынудила прибегнуть к новому подходу в формировании надстроек. Они были необычайно развиты в сравнении с кораблями предшествующих проектов, что вызывало опасения за остойчивость корабля. Поэтому основным материалом для надстроек стали алюминиево-магниевые сплавы марок AMr-5B и 6T. При этом сомнения в пожаростойкости алюминиево-магниевых конструкций высказывались ещё на стадии проектирования, но остались без ответа[9]. Следует заметить, что такие сплавы активно применялись и в зарубежном военном кораблестроении и эта тенденция начала сворачиваться лишь после Фолклендского военного конфликта, в ходе которого выявилась неудовлетворительная живучесть кораблей с большой долей таких материалов в конструкции.

Сталь применялась в конструкциях надстроек весьма ограниченно. Благодаря такому решению удалось значительно снизить верхний вес, хотя парусность корабля всё равно считалась чрезмерной. Характерной особенностью крейсеров проекта 58 стали пирамидальные мачты, на которых размещались антенны многочисленных РЛС. Это решение впоследствии было повторено на многих проектах советских кораблей.

Энергетическая установка

Энергетическая установка была котлотурбинной и размещалась по эшелонному принципу в двух машинно-котельных отделениях. На крейсерах проекта 58 впервые в отечественном флоте применили высоконапорные котлы с турбокомпрессорным наддувом воздуха типа КВН-95/64. Новые котлы позволили вдвое увеличить напряжение топочного объёма, снизить удельный вес на 30% и повысить КПД на полном ходу на 10% по сравнению с котлами предшествующих типов. При этом КПД на малых и средних ходах несколько снизился. Кроме того, температуру отходящих газов удалось понизить на 60%[10].

В качестве главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) на крейсерах применили паровые турбины типа ТВ-12. От ранее применявшихся на эсминцах турбин ТВ-8 они отличались большей на 25% мощностью, меньшим на 35% удельным весом, КПД большим на 2-4% на разных режимах при одинаковых габаритах[10]. Управление всеми механизмами могло осуществляться как с местных постов, так и дистанционно, из герметических кабин.

Электроэнергией корабль обеспечивали две электростанции в составе двух турбогенераторов ТД-750, мощностью 750 кВт и двух дизель-генераторов ДГ-500 мощностью по 500 кВт. Они вырабатывали трёхфазный переменный ток напряжением 380 В[10].

Вооружение

П-35

Ракетный крейсер «Грозный».

Основным вооружением крейсеров проекта 58 стал противокорабельный ракетный комплекс (ПКРК) П-35. Он был разработан в ОКБ-52 и являлся версией ПКРК П-6, предназначенного для подводных лодок[11]. От лодочной версии ракета П-35 отличалась несколько меньшими весом и габаритами, а также воздухозаборником с коническим центральным телом[12]. Длина ракеты составила 9,8 м, диаметр – 0,86 м, размах крыла – 2,67 м. Стартовая масса – 4200 кг (по другим данным 4500 кг), маршевая – 3800 кг. Масса боевой части 560 кг, масса ВВ – 405 кг[12]. На крейсерах проекта 58 каждая четвёртая ракета комплектовалась ядерной боевой частью[13]. Предусматривалось три высотных режима полёта – 400, 4000 и 7000 м[12], дальность стрельбы в зависимости от профиля полёта колебалась от 100 до 300 км. Скорость ракеты была несколько выше звуковой и на большой высоте достигала 1,3 М[14].

Наведение ракет могло осуществляться как оператором, по одному на каждую ракету, так и в режиме самонаведения. Последний считался резервным, так как не обеспечивал требуемой точности на больших дистанциях. При наведении ракет операторами они следили за ними с помощью антенн РЛС «Бином» и по достижению заданной дальности включали радиолокационную головку наведения ракеты, данные которой передавались оператору. Далее оператор анализировал радиолокационное изображение и либо наводил ракету на выбранную цель сам, либо давал команду на самонаведение после захвата головкой цели. Наличие лишь четырёх антенн СУО «Бином» позволяло сформировать залп лишь из четырёх ракет. Оставшиеся четыре можно было выпустить на режиме самонаведения со значительным снижением точности и дальности[15].

Ракеты П-35 размещались в счетверённых пусковых установках СМ-70. Эти установки могли поворачиваться в горизонтальной плоскости на 120° в каждую сторону, и подниматься на угол 25° для запуска, на что требовалось 1,5 минуты. Поворот в горизонтальной плоскости совершался со скоростью 5° в секунду[16]. Крейсера давали ракетный залп, находясь бортом к противнику. Такое решение позволяло решить проблему истекающих газов двигателей ракет и обойтись без газоотводных конструкций, а также не требовало обеспечения разворота ракет не цель после старта. С другой стороны, установка получилась слишком тяжёлой и сложной и в дальнейшем в советском ВМФ от поворотных установок ПКР отказались[16].

Кроме ракет на пусковых установках крейсера проекта 58 имели ещё восемь ракет в погребах, размещённых в надстройках. Однако идея перезарядки огромных ракет в открытом море оказалась неудачной. Эту операцию можно было выполнить лишь при спокойном состоянии моря, но даже в этом случае они занимала более часа. По мнению специалистов, в боевой обстановке крейсер был бы потоплен противником ещё до завершения перезарядки[17].

М-1 «Волна»

ЗУР В-600 ЗРК «Волна» в полёте.

Зенитное вооружение крейсеров проекта 58 было представлено, главным образом, ЗРК М-1 «Волна», являвшийся морским вариантом сухопутной системы С-125[18]. Двухбалочная пусковая установка размещалась в носовой части крейсера, перед ПУ СМ-70 и могла давать до двух залпов в минуту. Система управления «Ятаган» была одноканальной и обеспечивала наведение одной или двух ракет на одну цель. Помимо одноканальности к недостаткам этого ЗРК относили резкое снижение точности стрельбы на больших дистанциях[19]. Общий боезапас ЗРК составлял 16 ракет в двух подпалубных барабанных установках. Ракета В-600 была унифицирована с сухопутным ЗРК и имела следующие характеристики: длина – 5,88 м, стартовая масса – 923 кг, масса боевой части – 60 кг, скорость полёта – 600 м/с. Комплекс мог поражать воздушные цели на дистанциях от 4000 до 15 000 метров и на высотах от 100 до 10 000 метров[20].

Несмотря на свои недостатки ЗРК М-1 считался вполне надёжным, устанавливался на многих кораблях различных проектов и после серии модернизаций оставался на вооружении до конца ХХ века. В середине 1960-х годов моряки научились стрелять ракетами этого комплекса по морским целям в пределах радиогоризонта и в периоды обострения международной обстановки надеялись на него как на средство борьбы с кораблями даже больше, чем на П-35, так как он имел на порядок меньшее время реакции[21]. Тем не менее, обеспечить надёжную ПВО даже самого крейсера М-1 «Волна» не мог[16].

АК-726

Артиллерийские установки АК-726.

Артиллерийское вооружение крейсеров проекта 58 было изначально представлено двумя универсальными спаренными башенными артустановками АК-726, размещёнными в кормовой части крейсера по линейно-возвышенной схеме. Эта установка оказалось единственной артиллерийской системой среднего калибра, принятой на вооружение флота в 1960-х годах. АК-726 была разработана ЦКБ-7 в 1957—1958 годах и прошла государственные испытания в 1962 году. Крейсера проекта 58 стали первыми кораблями флота, вооружёнными этой системой.

Две автоматические пушки калибра 76,2 мм размещались в общей люльке в легкобронированной башне. Скорострельность достигала 90 выстрелов в минуту на один ствол, длина непрерывной очереди достигала 45 выстрелов, после чего требовалось охлаждать ствол водой. Масса снаряда составляла 5,9 кг, дальность стрельбы 15,7 км, досягаемость по высоте – 11 км. Общая масса установки достигала 26 тонн. Серьёзным недостатком проекта стало наличие на крейсерах проекта 58 лишь одной системы МР-105, управлявшей огнём АК-726, поэтому обе установки крейсера могли эффективно действовать лишь по одной цели одновременно. Основной задачей АК-726 стало обеспечение ПВО, а также борьба с малоразмерными морскими целями. В целом, АК-726 не была достаточно эффективной установкой. Для борьбы с реактивными самолётами она имела слишком малую скорострельность и несовершенную систему управления огнём, а слишком лёгкий снаряд препятствовал успешной борьбе с морскими и береговыми целями[19].

«Смерч-3»

Пусковая установка РБУ-6000.

Также впервые в отечественном флоте крейсера проекта 58 получили реактивную бомбомётную систему «Смерч-3». Она включала в себя пусковую установку РБУ-6000, систему управления стрельбой «Буря» и собственно глубинные бомбы[22]. РБУ-6000 представляла собой 12-ствольную 213-мм пусковую установку, массой 3,1 тонны, стационарно размещённую на палубе корабля. Заряжание производилось механизировано, наведение было дистанционным, с командного пункта. Дальность стрельбы колебалась от 300 до 5800 м. Реактивные глубинные бомбы РГБ-60 имели массу 113 кг, заряд ВВ 23 кг и могли поражать подводные цели на глубинах от 15 до 450 м. Все 12 бомб выпускались за 5 с[23]. С учётом весьма скромной дальности обнаружение ГАС «Геркулес-2», дальнобойность РБУ-6000 представлялась вполне достаточной, однако, по сути, этот бомбомёт представлял собой доведённое до совершенства оружие времён Второй мировой войны, недостаточно эффективное против атомных подводных лодок[16].

Радиоэлектронное оборудование

Модернизации

Представители

История службы

«Грозный»

«Грозный» после модернизации. 1986 г.

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота[24]. Прибыл в Северодвинск с Балтики 6 июля 1962 года. 22 июля 1962 года произвёл в присутствии Н.С. Хрущёва успешный запуск двух ПКР П-35. Осенью 1962 года совершил обратный переход на Балтику, где прошёл второй этап государственных испытаний. 10 августа 1963 года прибыл на постоянное место базирования в Североморск. 25 июля 1965 года принимал участие в морском параде в Ленинграде в честь дня ВМФ, где и был впервые представлен советской общественности[25].

20 сентября 1966 года прибыл в Севастополь и вошёл в состав Черноморского флота. В этот период неоднократно нёс боевую службу в Средиземном море, посетил ряд зарубежных портов. С 19 июля 1976 года по 25 февраля 1982 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе[25]. Получил новые радиоэлектронное оборудование, также были установлены 4 ЗАК АК-630М. С 11 июня по 15 сентября 1982 года в составе соединения кораблей действовал у берегов Сирии, оказывая поддержку сирийским вооружённым силам[26].

26 декабря 1983 года прибыл в Балтийск и вошёл в состав Балтийского флота. Занимался боевой подготовкой, нёс боевую службу в Средиземном море в 1985−1986 годах, осуществляя слежение за американскими авианосными группами. 1 апреля 1989 года был поставлен на средний ремонт на судоремонтном заводе №29 в Лиепае. К середине 1990 года работы на крейсере прекратились. Попыткам отбуксировать «Грозный» в Калининград помешали власти Латвии. 9 июля 1991 года крейсер исключили из списков флота. Корабль продолжал стоять у причала завода, где и затонул в марте 1993 года, вследствие расхищения оборудования мародёрами. Позднее был поднят и разделан на металл[26].

«Адмирал Фокин»

«Адмирал Головко». 1990 г.

После вступления в строй вошёл в состав Тихоокеанского флота, перейдя на место службы летом 1965 года по Северному морскому пути. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. Существенных модернизаций не проходил. 30 июня 1993 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

«Варяг». 1989 г.

«Адмирал Головко»

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота. В июне 1967 года, во время боевой службы в Средиземном море, оказывал содействие вооружённым силам Египта. 22 марта 1968 года переведён в состав Черноморского флота. С 4 июня 1982 года по 1 марта 1989 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе. Получил новые радиоэлектронное оборудование, кроме того, были установлены 4 ЗАК АК-630М. Исключён из состава флота в декабре 2002 года. Разобран на металл в Инкермане в 2003-2004 годах.

«Варяг»

Входил в состав Тихоокеанского флота. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. В ходе третьей индо-пакистанской войны группа кораблей тихоокеанского флота СССР, в состав которой входил и «Варяг», под командованием капитана 1-го ранга Андрея Андреевича Пинчука, обеспечила невмешательство кораблей ВМС США в конфликт на стороне Пакистана[27]. В 1975-1981 годах прошёл средний ремонт и модернизацию на «Дальзаводе» во Владивостоке, с частичной заменой радиоэлектроники и установкой 4 ЗАК АК-630М. 19 апреля 1990 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

Схема преемственности проекта

Преемственность проектов эсминцев СССР

                               
            1969
 
                              1967
            1965
         
            1963
           
          1961
             
          1959
           
          1957
         
          1955
           
            1953
             
        1951
             
            1949
             
          1947

Оценка проекта

Первые в классе ракетных крейсеров специализированой постройки СССР, корабли проекта 58 были вполне революционным дизайном, содержавшим ряд смелых отступлений от старых тенденций. Их наступательное вооружение на момент вступления в строй было весьма мощным и могло обеспечить эффективное выполнение основных боевых задач. При этом корабль был небольшим по размерам, и очень дешевым для своего значительного боевого потенциала.

Тем не менее, проект имел ряд важных недостатков. Главным из них следует признать слабую защищенность от воздушных атак и полное отсутствие конструктивной защиты. Медленно стреляющий ЗРК "Волна" с одноканальным наведением мог эффективно защищать от атаки только одиночных самолетов и имел слишком небольшой радиус действия.[28]

Существенным недостатком является также то, что на 8 боеготовых ракет в ПУ имелось только 4 системы телеуправления. Это вынуждало либо делить залп на два последовательных (что сильно сокращало вероятность прохождения ракетами ПВО) либо выпускать половину залпа на самонаведении.[28] Заложенная же возможность перезарядки оказалась малоприменимой в открытом море из-за больших габаритов ракет.

К тому же, крейсеров проекта 58 построили всего 4 штуки, распределенные по трем флотам. тем самым была исключена возможность концентрации ударных кораблей и действий крупными, прикрывающими друг друга соединениями.

Примечания

Литература

  • Апальков Ю. В. Корабли ВМФ СССР. Т. II. Ударные корабли. — СпБ: Галея-Принт, 2003. — ISBN 5-8172-0076-7
  • Апальков Ю. В. Ударные корабли. — М: Моркнига, 2010. — ISBN 978-5-903080-40-3
  • Васильев В. М. Корабль опередивший своё время. — СпБ: Остров, 2001. — ISBN 5-94500-001-9
  • Кузин В. П. Никольский В. И. Военно-Морской флот СССР 1945—1991. — СпБ: Историческое морское общество, 1996.
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск: Харвест, 2007. — ISBN 978-985-13-8619-8
  • Соколов А.Н. Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции. — М: Военная книга, 2006. — ISBN 5-902863-09-0
  • Платонов А. В. Крейсеры Советского флота. — СПб: Галея Принт, 1999. — ISBN 5-8172-0010-4
  • СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — СпБ: История корабля, 2006. — ISBN 5-903152-01-5
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995. — Annapolis, Maryland, U.S.A.: Naval Institute Press, 1996. — ISBN 1557501327
  • Osborne E.W. Cruisers and Battle cruisers. An illustrated history of their impact. — Denver, USA: ABC-CLIO, 2004. — ISBN 1-85109-369-9

Ссылки

Ракетные крейсера проекта 58

dic.academic.ru

Крейсера проекта 58 — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Проект 58.

Ракетные крейсера проекта 58, известные также как тип «Грозный» (обозначение НАТО — Kynda class) — тип ракетных крейсеров Военно-морского флота СССР. Первые советские ракетные крейсера с противокорабельным ракетным вооружением. В ходе строительства классифицировались как эсминцы. Всего построено 4 единицы: «Грозный», «Адмирал Фокин», «Адмирал Головко», «Варяг».

Все корабли этого типа были исключены из состава ВМФ в 1990—2002 годах.

История создания[править]

Появление в ВМФ СССР ракетных крейсеров проекта 58 было обусловлено стремлением советского военно-морского руководства найти асимметричные способы борьбы с многократно превосходящими советский флот ВМС стран НАТО. Не имея возможности создать сравнимые по корабельному составу силы, советские адмиралы желали достичь успеха за счёт новейших технических достижений, прежде всего в области ядерной энергетики и управляемого ракетного оружия. Особые надежды возлагались на ракеты, которые должны были компенсировать отсутствие у флота палубной авиации, что ограничивало его ударные возможности радиусом действия самолётов берегового базирования. В то же время у вероятного противника имелось достаточное количество целей для нового оружия и прежде всего авианосные и амфибийные соединения[2].

Работы по созданию нового проекта начались в 1956 году. 6 декабря 1956 года Главнокомандующий ВМФ СССР С. Г. Горшков утвердил тактико-технического задание на эсминец с управляемым реактивным оружием. Несколько ранее, в октябре того же года были выданы задания на разработку ЗРК «Волна» и ПКРК П-35, которые должны были стать основным вооружением новых кораблей. Разработка эсминца проекта 58 была поручена ЦКБ-53, а главным конструктором проекта 58 был назначен В. А. Никитин. Эскизный проект эсминца был рассмотрен в сентябре 1957 года, после чего Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку технического проекта, который был подготовлен к марту 1958 года[3].

В ходе постройки первых кораблей проекта они именовались в документах ВМФ «кораблями с реактивным вооружением». Такая неопределённая формулировка была связана как с неясностью классификации нового проекта, так и с негативным отношением военно-политического руководства страны к крупным кораблям, особенно крейсерам. Тем не менее, начиная с 1960 года, в различных инстанциях флота обсуждался вопрос о несоответствии тактических задач и вооружения проекта 58 классу эскадренных миноносцев[4]. Вопрос об окончательной классификации проекта 58 решился 22 июля 1962 года в ходе визита Н. С. Хрущева на «Грозный», который выполнил успешные ракетные стрельбы на глазах у советского лидера. Официальное решение о классификации кораблей проекта 58 как ракетных крейсеров было объявлено 4 ноября 1962 года[5].

Первоначальными планами предусматривалось построить 16 крейсеров проекта 58, но фактически построили только 4, по одному на каждый из флотов ВМФ СССР. Подобное изменение планов было вызвано, в большей степени, повышением приоритетности противолодочного направления в развитии советского надводного кораблестроения, а также субъективными причинами[6].

Корпус и архитектура[править]

При разработке корпуса нового корабля за основу был взят теоретический чертеж эсминца проекта 56, как успешно прошедший испытания морем. Вследствие такого подхода чертёж корпуса был отработан ещё на стадии эскизного проектирования[7]. Корпус имел удлинённый полубак, хотя для лучшей мореходности было бы желательно принять гладкопалубную схему. В носовой части имелся плавный подъём. Несмотря на вынужденные решения, мореходные качества проекта 58 оказались хорошими и превосходили таковые у проекта 56. По оценке американских специалистов, мореходные качества советских кораблей, обводы которых создавались на основе корпуса проекта 56, превосходили американские корабли аналогичного водоизмещения[8]. Корпус выполнялся из стали марки СХЛ-4, набирался по продольной системе и разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. На всём протяжении корпуса имелось двойное дно[9].

Необходимость размещения большого количество антенн и постов управления вынудила прибегнуть к новому подходу в формировании надстроек. Они были необычайно развиты в сравнении с кораблями предшествующих проектов, что вызывало опасения за остойчивость корабля. Поэтому основным материалом для надстроек стали алюминиево-магниевые сплавы марок AMr-5B и 6T. При этом сомнения в пожаростойкости алюминиево-магниевых конструкций высказывались ещё на стадии проектирования, но остались без ответа[9]. Следует заметить, что такие сплавы активно применялись и в зарубежном военном кораблестроении и эта тенденция начала сворачиваться лишь после Фолклендского военного конфликта, в ходе которого выявилась неудовлетворительная живучесть кораблей с большой долей таких материалов в конструкции.

Сталь применялась в конструкциях надстроек весьма ограниченно. Благодаря такому решению удалось значительно снизить верхний вес, хотя парусность корабля всё равно считалась чрезмерной. Характерной особенностью крейсеров проекта 58 стали пирамидальные мачты, на которых размещались антенны многочисленных РЛС. Это решение впоследствии было повторено на многих проектах советских кораблей.

Энергетическая установка[править]

Энергетическая установка была котлотурбинной и размещалась по эшелонному принципу в двух машинно-котельных отделениях. На крейсерах проекта 58 впервые в отечественном флоте применили высоконапорные котлы с турбокомпрессорным наддувом воздуха типа КВН-95/64. Новые котлы позволили вдвое увеличить напряжение топочного объёма, снизить удельный вес на 30 % и повысить КПД на полном ходу на 10 % по сравнению с котлами предшествующих типов. При этом КПД на малых и средних ходах несколько снизился. Кроме того, температуру отходящих газов удалось понизить на 60 %[10].

В качестве главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) на крейсерах применили паровые турбины типа ТВ-12. От ранее применявшихся на эсминцах турбин ТВ-8 они отличались большей на 25 % мощностью, меньшим на 35 % удельным весом, КПД большим на 2-4 % на разных режимах при одинаковых габаритах[10]. Управление всеми механизмами могло осуществляться как с местных постов, так и дистанционно, из герметических кабин.

Электроэнергией корабль обеспечивали две электростанции в составе двух турбогенераторов ТД-750, мощностью 750 кВт и двух дизель-генераторов ДГ-500 мощностью по 500 кВт. Они вырабатывали трёхфазный переменный ток напряжением 380 В[10].

Вооружение[править]

П-35

Ракетный крейсер «Грозный».

Основным вооружением крейсеров проекта 58 стал противокорабельный ракетный комплекс (ПКРК) П-35. Он был разработан в ОКБ-52 и являлся версией ПКРК П-6, предназначенного для подводных лодок[11]. От лодочной версии ракета П-35 отличалась несколько меньшими весом и габаритами, а также воздухозаборником с коническим центральным телом[12]. Длина ракеты составила 9,8 м, диаметр — 0,86 м, размах крыла — 2,67 м. Стартовая масса — 4200 кг (по другим данным 4500 кг), маршевая — 3800 кг. Масса боевой части 560 кг, масса ВВ — 405 кг[12]. На крейсерах проекта 58 каждая четвёртая ракета комплектовалась ядерной боевой частью[13]. Предусматривалось три высотных режима полёта — 400, 4000 и 7000 м[12], дальность стрельбы в зависимости от профиля полёта колебалась от 100 до 300 км. Скорость ракеты была несколько выше звуковой и на большой высоте достигала 1,3 М[14].

Наведение ракет могло осуществляться как оператором, по одному на каждую ракету, так и в режиме самонаведения. Последний считался резервным, так как не обеспечивал требуемой точности на больших дистанциях. При наведении ракет операторами они следили за ними с помощью антенн РЛС «Бином» и по достижению заданной дальности включали радиолокационную головку наведения ракеты, данные которой передавались оператору. Далее оператор анализировал радиолокационное изображение и либо наводил ракету на выбранную цель сам, либо давал команду на самонаведение после захвата головкой цели. Наличие лишь четырёх антенн СУО «Бином» позволяло сформировать залп лишь из четырёх ракет. Оставшиеся четыре можно было выпустить на режиме самонаведения со значительным снижением точности и дальности[15].

Ракеты П-35 размещались в счетверённых пусковых установках СМ-70. Эти установки могли поворачиваться в горизонтальной плоскости на 120° в каждую сторону, и подниматься на угол 25° для запуска, на что требовалось 1,5 минуты. Поворот в горизонтальной плоскости совершался со скоростью 5° в секунду[16]. Крейсера давали ракетный залп, находясь бортом к противнику. Такое решение позволяло решить проблему истекающих газов двигателей ракет и обойтись без газоотводных конструкций, а также не требовало обеспечения разворота ракет не цель после старта. С другой стороны, установка получилась слишком тяжёлой и сложной и в дальнейшем в советском ВМФ от поворотных установок ПКР отказались[16].

Кроме ракет на пусковых установках крейсера проекта 58 имели ещё восемь ракет в погребах, размещённых в надстройках. Однако идея перезарядки огромных ракет в открытом море оказалась неудачной. Эту операцию можно было выполнить лишь при спокойном состоянии моря, но даже в этом случае они занимала более часа. По мнению специалистов, в боевой обстановке крейсер был бы потоплен противником ещё до завершения перезарядки[17].

М-1 «Волна»

ЗУР В-600 ЗРК «Волна» в полёте.

Зенитное вооружение крейсеров проекта 58 было представлено, главным образом, ЗРК М-1 «Волна», являвшийся морским вариантом сухопутной системы С-125[18]. Двухбалочная пусковая установка размещалась в носовой части крейсера, перед ПУ СМ-70 и могла давать до двух залпов в минуту. Система управления «Ятаган» была одноканальной и обеспечивала наведение одной или двух ракет на одну цель. Помимо одноканальности к недостаткам этого ЗРК относили резкое снижение точности стрельбы на больших дистанциях[19]. Общий боезапас ЗРК составлял 16 ракет в двух подпалубных барабанных установках. Ракета В-600 была унифицирована с сухопутным ЗРК и имела следующие характеристики: длина — 5,88 м, стартовая масса — 923 кг, масса боевой части — 60 кг, скорость полёта — 600 м/с. Комплекс мог поражать воздушные цели на дистанциях от 4000 до 15 000 метров и на высотах от 100 до 10 000 метров[20].

Несмотря на свои недостатки ЗРК М-1 считался вполне надёжным, устанавливался на многих кораблях различных проектов и после серии модернизаций оставался на вооружении до конца ХХ века. В середине 1960-х годов моряки научились стрелять ракетами этого комплекса по морским целям в пределах радиогоризонта и в периоды обострения международной обстановки надеялись на него как на средство борьбы с кораблями даже больше, чем на П-35, так как он имел на порядок меньшее время реакции[21]. Тем не менее, обеспечить надёжную ПВО даже самого крейсера М-1 «Волна» не мог[16].

АК-726

Артиллерийские установки АК-726.

Артиллерийское вооружение крейсеров проекта 58 было изначально представлено двумя универсальными спаренными башенными артустановками АК-726, размещёнными в кормовой части крейсера по линейно-возвышенной схеме. Эта установка оказалось единственной артиллерийской системой среднего калибра, принятой на вооружение флота в 1960-х годах. АК-726 была разработана ЦКБ-7 в 1957—1958 годах и прошла государственные испытания в 1962 году. Крейсера проекта 58 стали первыми кораблями флота, вооружёнными этой системой.

Две автоматические пушки калибра 76,2 мм размещались в общей люльке в легкобронированной башне. Скорострельность достигала 90 выстрелов в минуту на один ствол, длина непрерывной очереди достигала 45 выстрелов, после чего требовалось охлаждать ствол водой. Масса снаряда составляла 5,9 кг, дальность стрельбы 15,7 км, досягаемость по высоте — 11 км. Общая масса установки достигала 26 тонн. Серьёзным недостатком проекта стало наличие на крейсерах проекта 58 лишь одной системы МР-105, управлявшей огнём АК-726, поэтому обе установки крейсера могли эффективно действовать лишь по одной цели одновременно. Основной задачей АК-726 стало обеспечение ПВО, а также борьба с малоразмерными морскими целями. В целом, АК-726 не была достаточно эффективной установкой. Для борьбы с реактивными самолётами она имела слишком малую скорострельность и несовершенную систему управления огнём, а слишком лёгкий снаряд препятствовал успешной борьбе с морскими и береговыми целями[19].

«Смерч-3»

Пусковая установка РБУ-6000.

Также впервые в отечественном флоте крейсера проекта 58 получили реактивную бомбомётную систему «Смерч-3». Она включала в себя пусковую установку РБУ-6000, систему управления стрельбой «Буря» и собственно глубинные бомбы[22]. РБУ-6000 представляла собой 12-ствольную 213-мм пусковую установку, массой 3,1 тонны, стационарно размещённую на палубе корабля. Заряжание производилось механизировано, наведение было дистанционным, с командного пункта. Дальность стрельбы колебалась от 300 до 5800 м. Реактивные глубинные бомбы РГБ-60 имели массу 113 кг, заряд ВВ 23 кг и могли поражать подводные цели на глубинах от 15 до 450 м. Все 12 бомб выпускались за 5 с[23]. С учётом весьма скромной дальности обнаружение ГАС «Геркулес-2», дальнобойность РБУ-6000 представлялась вполне достаточной, однако, по сути, этот бомбомёт представлял собой доведённое до совершенства оружие времён Второй мировой войны, недостаточно эффективное против атомных подводных лодок[16].

Радиоэлектронное оборудование[править]

История службы[править]

«Грозный»[править]

«Грозный» после модернизации. 1986 г.

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота[24]. Прибыл в Северодвинск с Балтики 6 июля 1962 года. 22 июля 1962 года произвёл в присутствии Н. С. Хрущёва успешный запуск двух ПКР П-35. Осенью 1962 года совершил обратный переход на Балтику, где прошёл второй этап государственных испытаний. 10 августа 1963 года прибыл на постоянное место базирования в Североморск. 25 июля 1965 года принимал участие в морском параде в Ленинграде в честь дня ВМФ, где и был впервые представлен советской общественности[25].

20 сентября 1966 года прибыл в Севастополь и вошёл в состав Черноморского флота. В этот период неоднократно нёс боевую службу в Средиземном море, посетил ряд зарубежных портов. С 19 июля 1976 года по 25 февраля 1982 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе[25]. Получил новые радиоэлектронное оборудование, также были установлены 4 ЗАК АК-630М. С 11 июня по 15 сентября 1982 года в составе соединения кораблей действовал у берегов Сирии, оказывая поддержку сирийским вооружённым силам[26].

26 декабря 1983 года прибыл в Балтийск и вошёл в состав Балтийского флота. Занимался боевой подготовкой, нёс боевую службу в Средиземном море в 1985−1986 годах, осуществляя слежение за американскими авианосными группами. 1 апреля 1989 года был поставлен на средний ремонт на судоремонтном заводе № 29 в Лиепае. К середине 1990 года работы на крейсере прекратились. Попыткам отбуксировать «Грозный» в Калининград помешали власти Латвии. 9 июля 1991 года крейсер исключили из списков флота. Корабль продолжал стоять у причала завода, где и затонул в марте 1993 года, вследствие расхищения оборудования мародёрами. Позднее был поднят и разделан на металл[26].

«Адмирал Фокин»[править]

«Адмирал Головко». 1990 г.

После вступления в строй вошёл в состав Тихоокеанского флота, перейдя на место службы летом 1965 года по Северному морскому пути. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. Существенных модернизаций не проходил. 30 июня 1993 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

«Варяг». 1989 г.

«Адмирал Головко»[править]

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота. В июне 1967 года, во время боевой службы в Средиземном море, оказывал содействие вооружённым силам Египта. 22 марта 1968 года переведён в состав Черноморского флота. С 4 июня 1982 года по 1 марта 1989 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе. Получил новые радиоэлектронное оборудование, кроме того, были установлены 4 ЗАК АК-630М. Исключён из состава флота в декабре 2002 года. Разобран на металл в Инкермане в 2003-2004 годах.

«Варяг»[править]

Входил в состав Тихоокеанского флота. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. В ходе третьей индо-пакистанской войны группа кораблей тихоокеанского флота СССР, в состав которой входил и «Варяг», под командованием капитана 1-го ранга Андрея Андреевича Пинчука, обеспечила невмешательство кораблей ВМС США в конфликт на стороне Пакистана[27]. В 1975-1981 годах прошёл средний ремонт и модернизацию на «Дальзаводе» во Владивостоке, с частичной заменой радиоэлектроники и установкой 4 ЗАК АК-630М. 19 апреля 1990 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

Схема преемственности проекта[править]

Преемственность проектов эсминцев СССР

                               
            1969
 
                              1967
            1965
         
            1963
           
          1961
             
          1959
           
          1957
         
          1955
           
            1953
             
        1951
             
            1949
             
          1947

Оценка проекта[править]

Первые в классе ракетных крейсеров специализированой постройки СССР, корабли проекта 58 были вполне революционным дизайном, содержавшим ряд смелых отступлений от старых тенденций. Их наступательное вооружение на момент вступления в строй было весьма мощным и могло обеспечить эффективное выполнение основных боевых задач. При этом корабль был небольшим по размерам, и очень дешевым для своего значительного боевого потенциала.

Тем не менее, проект имел ряд важных недостатков. Главным из них следует признать слабую защищенность от воздушных атак и полное отсутствие конструктивной защиты. Медленно стреляющий ЗРК «Волна» с одноканальным наведением мог эффективно защищать от атаки только одиночных самолетов и имел слишком небольшой радиус действия[28].

Существенным недостатком является также то, что на 8 боеготовых ракет в ПУ имелось только 4 системы телеуправления. Это вынуждало либо делить залп на два последовательных (что сильно сокращало вероятность прохождения ракетами ПВО) либо выпускать половину залпа на самонаведении[28]. Заложенная же возможность перезарядки оказалась малоприменимой в открытом море из-за больших габаритов ракет.

Построенные в количестве четырёх единиц крейсеры проекта 58 были распределены по трём флотам, что исключало возможность концентрации ударных кораблей и действий крупными, прикрывающими друг друга соединениями.

  • Апальков Ю. В. Корабли ВМФ СССР. Т. II. Ударные корабли. — СпБ: Галея-Принт, 2003. — ISBN 5-8172-0076-7.
  • Апальков Ю. В. Ударные корабли. — М: Моркнига, 2010. — ISBN 978-5-903080-40-3.
  • Васильев В. М. Корабль опередивший своё время. — СпБ: Остров, 2001. — ISBN 5-94500-001-9.
  • Кузин В. П. Никольский В. И. Военно-Морской флот СССР 1945—1991. — СпБ: Историческое морское общество, 1996.
  • Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1910—2005. — Минск: Харвест, 2007. — ISBN 978-985-13-8619-8.
  • Соколов А.Н. Советский ракетный крейсер. Зигзаги эволюции. — М: Военная книга, 2006. — ISBN 5-902863-09-0.
  • Платонов А. В. Крейсеры Советского флота. — СПб: Галея Принт, 1999. — ISBN 5-8172-0010-4.
  • СПКБ. 60 лет вместе с флотом. — СпБ: История корабля, 2006. — ISBN 5-903152-01-5.
  • Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1947—1995. — Annapolis, Maryland, U.S.A.: Naval Institute Press, 1996. — ISBN 1557501327.
  • Osborne E.W. Cruisers and Battle cruisers. An illustrated history of their impact. — Denver, USA: ABC-CLIO, 2004. — ISBN 1-85109-369-9.

wp.wiki-wiki.ru

Крейсера проекта 58 — Википедия РУ

Появление в ВМФ СССР ракетных крейсеров проекта 58 было обусловлено стремлением советского военно-морского руководства найти асимметричные способы борьбы с многократно превосходящими советский флот ВМС стран НАТО. Не имея возможности создать сравнимые по корабельному составу силы, советские адмиралы желали достичь успеха за счёт новейших технических достижений, прежде всего в области ядерной энергетики и управляемого ракетного оружия. Особые надежды возлагались на ракеты, которые должны были компенсировать отсутствие у флота палубной авиации, что ограничивало его ударные возможности радиусом действия самолётов берегового базирования. В то же время у вероятного противника имелось достаточное количество целей для нового оружия и прежде всего авианосные и амфибийные соединения[2].

Работы по созданию нового проекта начались в 1956 году. 6 декабря 1956 года Главнокомандующий ВМФ СССР С. Г. Горшков утвердил тактико-техническое задание на эсминец с управляемым реактивным оружием. Несколько ранее, в октябре того же года были выданы задания на разработку ЗРК «Волна» и ПКРК П-35, которые должны были стать основным вооружением новых кораблей. Разработка эсминца проекта 58 была поручена ЦКБ-53, а главным конструктором проекта 58 был назначен В. А. Никитин. Эскизный проект эсминца был рассмотрен в сентябре 1957 года, после чего Управление кораблестроения ВМФ выдало заказ на разработку технического проекта, который был подготовлен к марту 1958 года[3].

В ходе постройки первых кораблей проекта они именовались в документах ВМФ «кораблями с реактивным вооружением». Такая неопределённая формулировка была связана как с неясностью классификации нового проекта, так и с негативным отношением военно-политического руководства страны к крупным кораблям, особенно крейсерам. Тем не менее, начиная с 1960 года, в различных инстанциях флота обсуждался вопрос о несоответствии тактических задач и вооружения проекта 58 классу эскадренных миноносцев[4]. Вопрос об окончательной классификации проекта 58 решился 22 июля 1962 года в ходе визита Н. С. Хрущева на «Грозный», который выполнил успешные ракетные стрельбы на глазах у советского лидера. Официальное решение о классификации кораблей проекта 58 как ракетных крейсеров было объявлено 4 ноября 1962 года[5].

Первоначальными планами предусматривалось построить 16 крейсеров проекта 58, но фактически построили только 4, по одному на каждый из флотов ВМФ СССР. Подобное изменение планов было вызвано, в большей степени, повышением приоритетности противолодочного направления в развитии советского надводного кораблестроения, а также субъективными причинами[6].

Корпус и архитектура

При разработке корпуса нового корабля за основу был взят теоретический чертеж эсминца проекта 56, как успешно прошедший испытания морем. Вследствие такого подхода чертёж корпуса был отработан ещё на стадии эскизного проектирования[7]. Корпус имел удлинённый полубак, хотя для лучшей мореходности было бы желательно принять гладкопалубную схему. В носовой части имелся плавный подъём. Несмотря на вынужденные решения, мореходные качества проекта 58 оказались хорошими и превосходили таковые у проекта 56. По оценке американских специалистов, мореходные качества советских кораблей, обводы которых создавались на основе корпуса проекта 56, превосходили американские корабли аналогичного водоизмещения[8]. Корпус выполнялся из стали марки СХЛ-4, набирался по продольной системе и разделялся на 17 водонепроницаемых отсеков. На всём протяжении корпуса имелось двойное дно[9].

Необходимость размещения большого количество антенн и постов управления вынудила прибегнуть к новому подходу в формировании надстроек. Они были необычайно развиты в сравнении с кораблями предшествующих проектов, что вызывало опасения за остойчивость корабля. Поэтому основным материалом для надстроек стали алюминиево-магниевые сплавы марок AMr-5B и 6T. При этом сомнения в пожаростойкости алюминиево-магниевых конструкций высказывались ещё на стадии проектирования, но остались без ответа[9]. Следует заметить, что такие сплавы активно применялись и в зарубежном военном кораблестроении и эта тенденция начала сворачиваться лишь после Фолклендского военного конфликта, в ходе которого выявилась неудовлетворительная живучесть кораблей с большой долей таких материалов в конструкции.

Сталь применялась в конструкциях надстроек весьма ограниченно. Благодаря такому решению удалось значительно снизить верхний вес, хотя парусность корабля всё равно считалась чрезмерной. Характерной особенностью крейсеров проекта 58 стали пирамидальные мачты, на которых размещались антенны многочисленных РЛС. Это решение впоследствии было повторено на многих проектах советских кораблей.

Энергетическая установка

Энергетическая установка была котлотурбинной и размещалась по эшелонному принципу в двух машинно-котельных отделениях. На крейсерах проекта 58 впервые в отечественном флоте применили высоконапорные котлы с турбокомпрессорным наддувом воздуха типа КВН-95/64. Новые котлы позволили вдвое увеличить напряжение топочного объёма, снизить удельный вес на 30 % и повысить КПД на полном ходу на 10 % по сравнению с котлами предшествующих типов. При этом КПД на малых и средних ходах несколько снизился. Кроме того, температуру отходящих газов удалось понизить на 60 %[10].

В качестве главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) на крейсерах применили паровые турбины типа ТВ-12. От ранее применявшихся на эсминцах турбин ТВ-8 они отличались большей на 25 % мощностью, меньшим на 35 % удельным весом, КПД большим на 2-4 % на разных режимах при одинаковых габаритах[10]. Управление всеми механизмами могло осуществляться как с местных постов, так и дистанционно, из герметических кабин.

Электроэнергией корабль обеспечивали две электростанции в составе двух турбогенераторов ТД-750, мощностью 750 кВт и двух дизель-генераторов ДГ-500 мощностью по 500 кВт. Они вырабатывали трёхфазный переменный ток напряжением 380 В[10].

Вооружение

П-35

  Ракетный крейсер «Грозный».

Основным вооружением крейсеров проекта 58 стал противокорабельный ракетный комплекс (ПКРК) П-35. Он был разработан в ОКБ-52 и являлся версией ПКРК П-6, предназначенного для подводных лодок[11]. От лодочной версии ракета П-35 отличалась несколько меньшими весом и габаритами, а также воздухозаборником с коническим центральным телом[12]. Длина ракеты составила 9,8 м, диаметр — 0,86 м, размах крыла — 2,67 м. Стартовая масса — 4200 кг (по другим данным 4500 кг), маршевая — 3800 кг. Масса боевой части 560 кг, масса ВВ — 405 кг[12]. На крейсерах проекта 58 каждая четвёртая ракета комплектовалась ядерной боевой частью[13]. Предусматривалось три высотных режима полёта — 400, 4000 и 7000 м[12], дальность стрельбы в зависимости от профиля полёта колебалась от 100 до 300 км. Скорость ракеты была несколько выше звуковой и на большой высоте достигала 1,3 М[14].

Наведение ракет могло осуществляться как оператором, по одному на каждую ракету, так и в режиме самонаведения. Последний считался резервным, так как не обеспечивал требуемой точности на больших дистанциях. При наведении ракет операторами они следили за ними с помощью антенн РЛС «Бином» и по достижению заданной дальности включали радиолокационную головку наведения ракеты, данные которой передавались оператору. Далее оператор анализировал радиолокационное изображение и либо наводил ракету на выбранную цель сам, либо давал команду на самонаведение после захвата головкой цели. Наличие лишь четырёх антенн СУО «Бином» позволяло сформировать залп лишь из четырёх ракет. Оставшиеся четыре можно было выпустить на режиме самонаведения со значительным снижением точности и дальности[15].

Ракеты П-35 размещались в счетверённых пусковых установках СМ-70. Эти установки могли поворачиваться в горизонтальной плоскости на 120° в каждую сторону, и подниматься на угол 25° для запуска, на что требовалось 1,5 минуты. Поворот в горизонтальной плоскости совершался со скоростью 5° в секунду[16]. Крейсера давали ракетный залп, находясь бортом к противнику. Такое решение позволяло решить проблему истекающих газов двигателей ракет и обойтись без газоотводных конструкций, а также не требовало обеспечения разворота ракет на цель после старта. С другой стороны, установка получилась слишком тяжёлой и сложной и в дальнейшем в советском ВМФ от поворотных установок ПКР отказались[16].

Кроме ракет на пусковых установках крейсера проекта 58 имели ещё восемь ракет в погребах, размещённых в надстройках. Однако идея перезарядки огромных ракет в открытом море оказалась неудачной. Эту операцию можно было выполнить лишь при спокойном состоянии моря, но даже в этом случае они занимала более часа. По мнению специалистов, в боевой обстановке крейсер был бы потоплен противником ещё до завершения перезарядки[17].

М-1 «Волна»

  ЗУР В-600 ЗРК «Волна» в полёте.

Зенитное вооружение крейсеров проекта 58 было представлено, главным образом, ЗРК М-1 «Волна», являвшийся морским вариантом сухопутной системы С-125[18]. Двухбалочная пусковая установка размещалась в носовой части крейсера, перед ПУ СМ-70 и могла давать до двух залпов в минуту. Система управления «Ятаган» была одноканальной и обеспечивала наведение одной или двух ракет на одну цель. Помимо одноканальности к недостаткам этого ЗРК относили резкое снижение точности стрельбы на больших дистанциях[19]. Общий боезапас ЗРК составлял 16 ракет в двух подпалубных барабанных установках. Ракета В-600 была унифицирована с сухопутным ЗРК и имела следующие характеристики: длина — 5,88 м, стартовая масса — 923 кг, масса боевой части — 60 кг, скорость полёта — 600 м/с. Комплекс мог поражать воздушные цели на дистанциях от 4000 до 15 000 метров и на высотах от 100 до 10 000 метров[20].

Несмотря на свои недостатки ЗРК М-1 считался вполне надёжным, устанавливался на многих кораблях различных проектов и после серии модернизаций оставался на вооружении до конца XX века. В середине 1960-х годов моряки научились стрелять ракетами этого комплекса по морским целям в пределах радиогоризонта и в периоды обострения международной обстановки надеялись на него как на средство борьбы с кораблями даже больше, чем на П-35, так как он имел на порядок меньшее время реакции[21]. Тем не менее, обеспечить надёжную ПВО даже самого крейсера М-1 «Волна» не мог[16].

АК-726

  Артиллерийские установки АК-726.

Артиллерийское вооружение крейсеров проекта 58 было изначально представлено двумя универсальными спаренными башенными артустановками АК-726, размещёнными в кормовой части крейсера по линейно-возвышенной схеме. Эта установка оказалось единственной артиллерийской системой среднего калибра, принятой на вооружение флота в 1960-х годах. АК-726 была разработана ЦКБ-7 в 1957—1958 годах и прошла государственные испытания в 1962 году. Крейсера проекта 58 стали первыми кораблями флота, вооружёнными этой системой.

Две автоматические пушки калибра 76,2 мм размещались в общей люльке в легкобронированной башне. Скорострельность достигала 90 выстрелов в минуту на один ствол, длина непрерывной очереди достигала 45 выстрелов, после чего требовалось охлаждать ствол водой. Масса снаряда составляла 5,9 кг, дальность стрельбы 15,7 км, досягаемость по высоте — 11 км. Общая масса установки достигала 26 тонн. Серьёзным недостатком проекта стало наличие на крейсерах проекта 58 лишь одной системы МР-105, управлявшей огнём АК-726, поэтому обе установки крейсера могли эффективно действовать лишь по одной цели одновременно. Основной задачей АК-726 стало обеспечение ПВО, а также борьба с малоразмерными морскими целями. В целом, АК-726 не была достаточно эффективной установкой. Для борьбы с реактивными самолётами она имела слишком малую скорострельность и несовершенную систему управления огнём, а слишком лёгкий снаряд препятствовал успешной борьбе с морскими и береговыми целями[19].

«Смерч-3»

  Пусковая установка РБУ-6000.

Также впервые в отечественном флоте крейсера проекта 58 получили реактивную бомбомётную систему «Смерч-3». Она включала в себя пусковую установку РБУ-6000, систему управления стрельбой «Буря» и собственно глубинные бомбы[22]. РБУ-6000 представляла собой 12-ствольную 213-мм пусковую установку, массой 3,1 тонны, стационарно размещённую на палубе корабля. Заряжание производилось механизировано, наведение было дистанционным, с командного пункта. Дальность стрельбы колебалась от 300 до 5800 м. Реактивные глубинные бомбы РГБ-60 имели массу 113 кг, заряд ВВ 23 кг и могли поражать подводные цели на глубинах от 15 до 450 м. Все 12 бомб выпускались за 5 с[23]. С учётом весьма скромной дальности обнаружение ГАС «Геркулес-2», дальнобойность РБУ-6000 представлялась вполне достаточной, однако, по сути, этот бомбомёт представлял собой доведённое до совершенства оружие времён Второй мировой войны, недостаточно эффективное против атомных подводных лодок[16].

Радиоэлектронное оборудование

«Грозный»

  «Грозный» после модернизации. 1986 г.

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота[24]. Прибыл в Северодвинск с Балтики 6 июля 1962 года. 22 июля 1962 года произвёл в присутствии Н. С. Хрущёва успешный запуск двух ПКР П-35. Осенью 1962 года совершил обратный переход на Балтику, где прошёл второй этап государственных испытаний. 10 августа 1963 года прибыл на постоянное место базирования в Североморск. 25 июля 1965 года принимал участие в морском параде в Ленинграде в честь дня ВМФ, где и был впервые представлен советской общественности[25].

20 сентября 1966 года прибыл в Севастополь и вошёл в состав Черноморского флота. В этот период неоднократно нёс боевую службу в Средиземном море, посетил ряд зарубежных портов. В 1968 году корабль участвовал в съёмках фильма «Нейтральные воды» (1969), где играл роль крейсера «Горделивый». С 19 июля 1976 года по 25 февраля 1982 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе[25]. Получил новые радиоэлектронное оборудование, также были установлены 4 ЗАК АК-630М. С 11 июня по 15 сентября 1982 года, во время Ливанской войны, в составе соединения кораблей действовал у берегов Сирии, оказывая поддержку сирийским вооружённым силам[26].

26 декабря 1983 года прибыл в Балтийск и вошёл в состав Балтийского флота. Занимался боевой подготовкой, нёс боевую службу в Средиземном море в 1985−1986 годах, осуществляя слежение за американскими авианосными группами. 1 апреля 1989 года был поставлен на средний ремонт на судоремонтном заводе № 29 в Лиепае. К середине 1990 года работы на крейсере прекратились. Попыткам отбуксировать «Грозный» в Калининград помешали власти Латвии. 9 июля 1991 года крейсер исключили из списков флота. Корабль продолжал стоять у причала завода, где и затонул в марте 1993 года, вследствие расхищения оборудования мародёрами. Позднее был поднят и разделан на металл[26].

«Адмирал Фокин»

  «Адмирал Головко». 1990 г.

После вступления в строй вошёл в состав Тихоокеанского флота, перейдя на место службы летом 1965 года по Северному морскому пути. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. Существенных модернизаций не проходил. 30 июня 1993 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

  «Варяг». 1989 г.

«Адмирал Головко»

После вступления в строй вошёл в состав Северного флота. В июне 1967 года, во время боевой службы в Средиземном море, оказывал содействие вооружённым силам Египта. 22 марта 1968 года переведён в состав Черноморского флота. С 4 июня 1982 года по 1 марта 1989 года проходил средний ремонт и модернизацию на «Севморзаводе» в Севастополе. Получил новые радиоэлектронное оборудование, кроме того, были установлены 4 ЗАК АК-630М. Исключён из состава флота в декабре 2002 года. Разобран на металл в Инкермане в 2003-2004 годах.

«Варяг»

Входил в состав Тихоокеанского флота. Нёс боевую службу в Тихом и Индийском океанах. В ходе третьей индо-пакистанской войны группа кораблей тихоокеанского флота СССР, в состав которой входил и «Варяг», под командованием капитана 1-го ранга Андрея Андреевича Пинчука, обеспечила невмешательство кораблей ВМС США в конфликт на стороне Пакистана[27]. В 1975-1981 годах прошёл средний ремонт и модернизацию на «Дальзаводе» во Владивостоке, с частичной заменой радиоэлектроники и установкой 4 ЗАК АК-630М. 19 апреля 1990 года исключён из состава флота и передан на утилизацию.

Первые в классе ракетных крейсеров специализированной постройки СССР, корабли проекта 58 были вполне революционным дизайном, содержавшим ряд смелых отступлений от старых тенденций. Их наступательное вооружение на момент вступления в строй было весьма мощным и могло обеспечить эффективное выполнение основных боевых задач. При этом корабль был небольшим по размерам, и очень дешевым для своего значительного боевого потенциала.

Тем не менее, проект имел ряд важных недостатков. Главным из них следует признать слабую защищенность от воздушных атак и полное отсутствие конструктивной защиты. Медленно стреляющий ЗРК «Волна» с одноканальным наведением мог эффективно защищать от атаки только одиночных самолетов и имел недостаточный радиус действия[28].

Существенным недостатком является также то, что на 8 боеготовых ракет в ПУ имелось только 4 системы телеуправления. Это вынуждало либо делить залп на два последовательных (что сильно сокращало вероятность прохождения ракетами ПВО) либо выпускать половину залпа на самонаведении[28]. Заложенная же возможность перезарядки оказалась малоприменимой в открытом море из-за больших габаритов ракет.

Построенные в количестве четырёх единиц крейсеры проекта 58 были распределены по трём флотам, что исключало возможность концентрации ударных кораблей и действий крупными, прикрывающими друг друга соединениями.

http-wikipediya.ru

Крейсера проекта 58 Википедия

Ракетные крейсера проекта 58Ракетный крейсер «Грозный»ПроектСтранаИзготовителиОператорыОсновные характеристикиВодоизмещениеДлинаШиринаОсадкаМощностьДвижительСкорость ходаДальность плаванияАвтономность плаванияЭкипажВооружениеРадиолокационное вооружениеРадиоэлектронное вооружениеАртиллерияЗенитная артиллерияРакетное вооружениеПротиволодочное вооружениеМинно-торпедное вооружениеАвиационная группа Изображения на Викискладе
  • СССР СССР
  • ССЗ № 190 им. А. А. Жданова
  • ВМФ СССР
4340 т (стандартное) 5570 т (полное)
142 м (наибольшая) 134 м (по КВЛ)
16 м (наибольшая) 15,2 м (по КВЛ)
5,1 м (наибольшая)
90 000 л. с.
2 ВФШ
34,5 узла (наибольшая), 14 узлов (экономическая)
3500 миль на 18 узлах 1600 миль на 34 узлах
10 суток (по запасам провизии)
339 человек (в том числе 27 офицеров)
2 × РЛС обнаружения ВЦ и НЦ МР-300 «Ангара» (после модернизации: 1 × МР-300 + 1 × МР-310 «Ангара-А» или 2 × МР-310 (на «Варяге»)) 2 × 4Р44 «Бином» для ПКРК П-35 2 × «Успех-У» приём целеуказания ПКРК (на «Адмирале Фокине» и «Грозном») 1 × 4Р90 «Ятаган» (для ЗРК) 1 × МР-105 «Турель» для 76-мм АУ 2 × МР-123 «Вымпел» для 30-мм АУ (установлены позже, кроме «Адмирала Фокина») ГАС ГС-572 «Геркулес-2М» РЛС госопознавания «Никель-КМ» и «Хром-КМ» Система госопознавания «Пароль» (не на всех)
БИУС «Планшет-58» САП «Краб-11» и «Краб-12» станция РТР «Бизань-4Д» САП МР-262 «Ограда-1» (на «Грозном») станции РТР «Залив-15-16», «Залив-13-14», «Залив-11-12»
2 × 2 — 76,2-мм АУ АК-726
4 × 6 — 30-мм ЗАК АК-630 (кроме «Адмирала Фокина»)
2 × 4 ПУ СМ-70 ПКРК П-35 (боезапас: 16 ПКР П-35 или Прогресс)1 × 2 ПУ ЗИФ-101 ЗРК М-1 «Волна» (боезапас: 16 ЗУР В-600 (В-601))
2 × 12 РБУ-6000 «Смерч-2» (боезапас: 96 РГБ-60)
2 × 3 — 533-мм ТА ТТА-53-57-бис
1 вертолёт Ка-25РЦ[1]

ru-wiki.ru