Объекты:
Карта домов
Строящиеся
Построенные
Скоро в продаже

 

Значение словосочетания «небольшой замок». Небольшой замок


Небольшой укрепленный замок    . Повседневная жизнь Европы в 1000 году

Небольшой укрепленный замок    

Будь он потомком древних владетелей земли или «оземеленным» вассалом, сыном или потомком такого вассала либо удачливым авантюристом, мелкий сеньор должен был иметь жилище — свой замок. Точнее — свой укрепленный замою он не имел бы возможности сохранить его за собой, если бы не мог защищать. Причем для защиты ему не требовалось особых средств и усилий. Пушечные ядра еще не существовали, а изощренные метательные машины, которыми иногда пользовались короли при осаде сильно укрепленных городов, не могли быть направлены против него. Так что его укрепленный замок был весьма прост.    

Обычно он строился на возвышенности, на холме, который в текстах часто именовался «горой»[201]. Эта гора могла быть естественного происхождения, однако в случае необходимости ее можно было создать руками строителей, приказав им сложить холм из камней, хорошо перемешанных с землей. При этом было абсолютно необходимо, чтобы она была расположена над подземным источником воды, потому что без колодца обойтись было невозможно. На вершине горы строили квадратную деревянную башню, длина стены которой доходила до 12 метров, но часто была меньше. Башня имела от двух до четырех этажей, на которые поднимались по прочной внутренней лестнице, мало отличавшейся от стремянки. Внизу располагался подземный этаж, врытый в гору. Там хранилась свежая провизия, а в случае надобности туда переносили ценности и сундук с деньгами, ибо это было единственное надежное место. Туда же подводилась вода от источника. Согласно другому описанию, относящемуся к XI веку, кладовая находилась на первом этаже, а на втором было то, что мы сейчас назвали бы гостиной. Что до крыши, то трудно сказать, из чего она делалась. Из соломы? Из досок, возможно, покрытых пластинами дерна или бычьими шкурами, которые имели то преимущество, что лучше защищали от поджигательных средств, забрасываемых осаждающей стороной? Использование черепицы и шифера маловероятно. В любом случае, на находившемся под этой крышей верхнем этаже, обычно более открытом, постоянно стоял дозорный: соседние мелкие феодалы, войска владельца крупного фьефа, а иногда и банды грабителей, норманнов или сарацин, в зависимости от региона, представляли собой постоянную угрозу.    

У подножия этой башни рыли ров; реже — строили систему заграждений из заборов и земляных валов, вокруг которых, на некотором расстоянии, также имелся ров. Внутри этого замкнутого пространства ютилось несколько хозяйственных построек, таких как «баналитетная» мельница, а иногда и кухня, потому что было предпочтительнее устраивать очаг на некотором расстоянии от башни. Ограда также сдерживала периодически нападавших врагов, бывших более частой и опасной причиной пожаров. Однако для того, чтобы выставить защитников и на этих рубежах, требовалось больше людей, чем могло быть в услужении у мелкого сеньора.    

Мы уже сказали, что постройка такого замка не представляла сложности. Дерева было достаточно, ведь рядом всегда находился лес. А рабочие руки давали крестьяне. Конечно, это была исключительно тяжелая барщина, и ее очень не любили, однако ничто не мешало сеньору добиться от крестьян выполнения этой работы. Что до возможностей этих случайных строителей, то мы знаем, что они, привычные сами строить для себя хижины, все были немного плотниками. Правда, в средиземноморских районах положение было сложнее, ибо там дерево встречалось реже. Вместе с тем создается впечатление, что в начале XI века замки мелких сеньоров там, как и везде, строились из дерева.    

Франция в то время была полна этих маленьких замков. Их было больше, чем в Германии, где сильнее уважали центральную власть, или в Италии, которая оставалась более верна городской цивилизации. Как уже говорилось в первых главах нашей книги, в те времена реальная власть, граничившая с независимостью, почти безраздельно принадлежала тому, кто непосредственно занимал данную территорию, то есть мелкому сеньору, хозяину замка. Так что замки были повсюду, и их было много, поскольку «замковое хозяйство» занимало весьма скромную территорию. Замки отстояли друг от друга не более чем на десяток километров. Из них около 10 тысяч оставили следы, по которым с большим или меньшим трудом можно восстановить их облик. Список этих замков по департаментам был опубликован в 1904 году археологом Камилем Анларом. Однако это число представляет собой лишь малую толику общего количества замков мелких властителей, которые в 1000 году покрывали территорию Франции густой сетью. Феодальная раздробленность в то время достигла своего предела. Еще никогда прежде не было такого множества маленьких замков, и в последующие века их будет становиться все меньше и меньше, по мере того как королевская власть при поддержке Церкви станет обуздывать эту анархию. Но в рассматриваемые нами времена почти ничто не мешало мелкому сеньору, в особенности если он сам себя сделал таковым, окопаться в такой берлоге. Наиболее важным и срочным делом для этих людей, которых автор «Жития святого Иоанна, епископа Турнэ» охарактеризовал как «постоянно занятых столкновениями и резней», было следующее: «Избавляться от врагов, одерживать верх над равными себе и притеснять нижестоящих».    

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Значение словосочетания НЕБОЛЬШОЙ ЗАМОК. Что такое НЕБОЛЬШОЙ ЗАМОК?

Значение слова не найдено

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Со временем я обязательно пойму как устроен ваш мир.

Вопрос: многолюдность — это физический объект (человек, предмет, место, растение, животное, вещество)? Можно это увидеть, услышать, унюхать, пощупать, потрогать?

Предложения со словом «небольшой замок»:

  • Высокое архитектурное сооружение больше походило на небольшой замок.
  • Стоило закрыть небольшой замок и подумать, что браслет слишком свободно болтается на руке, как тот уменьшился, и замок пропал.
  • Они стояли перед небольшим замком, который был построен в готическом стиле.
  • (все предложения)

Оставить комментарий

Текст комментария:

kartaslov.ru

Небольшой укрепленный замок — МегаЛекции

 

Будь он потомком древних владетелей земли или «оземеленным» вассалом, сыном или потомком такого вассала либо удачливым авантюристом, мелкий сеньор должен был иметь жилище – свой замок. Точнее – свой укрепленный замою он не имел бы возможности сохранить его за собой, если бы не мог защищать. Причем для защиты ему не требовалось особых средств и усилий. Пушечные ядра еще не существовали, а изощренные метательные машины, которыми иногда пользовались короли при осаде сильно укрепленных городов, не могли быть направлены против него. Так что его укрепленный замок был весьма прост.

Обычно он строился на возвышенности, на холме, который в текстах часто именовался «горой»[201]. Эта гора могла быть естественного происхождения, однако в случае необходимости ее можно было создать руками строителей, приказав им сложить холм из камней, хорошо перемешанных с землей. При этом было абсолютно необходимо, чтобы она была расположена над подземным источником воды, потому что без колодца обойтись было невозможно. На вершине горы строили квадратную деревянную башню, длина стены которой доходила до 12 метров, но часто была меньше. Башня имела от двух до четырех этажей, на которые поднимались по прочной внутренней лестнице, мало отличавшейся от стремянки. Внизу располагался подземный этаж, врытый в гору. Там хранилась свежая провизия, а в случае надобности туда переносили ценности и сундук с деньгами, ибо это было единственное надежное место. Туда же подводилась вода от источника. Согласно другому описанию, относящемуся к XI веку, кладовая находилась на первом этаже, а на втором было то, что мы сейчас назвали бы гостиной. Что до крыши, то трудно сказать, из чего она делалась. Из соломы? Из досок, возможно, покрытых пластинами дерна или бычьими шкурами, которые имели то преимущество, что лучше защищали от поджигательных средств, забрасываемых осаждающей стороной? Использование черепицы и шифера маловероятно. В любом случае, на находившемся под этой крышей верхнем этаже, обычно более открытом, постоянно стоял дозорный: соседние мелкие феодалы, войска владельца крупного фьефа, а иногда и банды грабителей, норманнов или сарацин, в зависимости от региона, представляли собой постоянную угрозу.

У подножия этой башни рыли ров; реже – строили систему заграждений из заборов и земляных валов, вокруг которых, на некотором расстоянии, также имелся ров. Внутри этого замкнутого пространства ютилось несколько хозяйственных построек, таких как «баналитетная» мельница, а иногда и кухня, потому что было предпочтительнее устраивать очаг на некотором расстоянии от башни. Ограда также сдерживала периодически нападавших врагов, бывших более частой и опасной причиной пожаров. Однако для того, чтобы выставить защитников и на этих рубежах, требовалось больше людей, чем могло быть в услужении у мелкого сеньора.

Мы уже сказали, что постройка такого замка не представляла сложности. Дерева было достаточно, ведь рядом всегда находился лес. А рабочие руки давали крестьяне. Конечно, это была исключительно тяжелая барщина, и ее очень не любили, однако ничто не мешало сеньору добиться от крестьян выполнения этой работы. Что до возможностей этих случайных строителей, то мы знаем, что они, привычные сами строить для себя хижины, все были немного плотниками. Правда, в средиземноморских районах положение было сложнее, ибо там дерево встречалось реже. Вместе с тем создается впечатление, что в начале XI века замки мелких сеньоров там, как и везде, строились из дерева.

Франция в то время была полна этих маленьких замков. Их было больше, чем в Германии, где сильнее уважали центральную власть, или в Италии, которая оставалась более верна городской цивилизации. Как уже говорилось в первых главах нашей книги, в те времена реальная власть, граничившая с независимостью, почти безраздельно принадлежала тому, кто непосредственно занимал данную территорию, то есть мелкому сеньору, хозяину замка. Так что замки были повсюду, и их было много, поскольку «замковое хозяйство» занимало весьма скромную территорию. Замки отстояли друг от друга не более чем на десяток километров. Из них около 10 тысяч оставили следы, по которым с большим или меньшим трудом можно восстановить их облик. Список этих замков по департаментам был опубликован в 1904 году археологом Камилем Анларом. Однако это число представляет собой лишь малую толику общего количества замков мелких властителей, которые в 1000 году покрывали территорию Франции густой сетью. Феодальная раздробленность в то время достигла своего предела. Еще никогда прежде не было такого множества маленьких замков, и в последующие века их будет становиться все меньше и меньше, по мере того как королевская власть при поддержке Церкви станет обуздывать эту анархию. Но в рассматриваемые нами времена почти ничто не мешало мелкому сеньору, в особенности если он сам себя сделал таковым, окопаться в такой берлоге. Наиболее важным и срочным делом для этих людей, которых автор «Жития святого Иоанна, епископа Турнэ» охарактеризовал как «постоянно занятых столкновениями и резней», было следующее: «Избавляться от врагов, одерживать верх над равными себе и притеснять нижестоящих».

 

Жизнь замка

 

Живя в своем собственном жилище, не обогревавшемся зимой из-за опасности пожара, возможно, не освещавшемся ночью по той же причине, никогда не имевшем достаточного освещения, поскольку окна скорее напоминали бойницы и закрывались (ведь оконных стекол еще не было) только темными внутренними ставнями, мелкий сеньор вел достаточно суровый образ жизни. Можно предположить, что, за исключением периодических осад, он старался находиться в своем замке как можно меньше. Впрочем, он никогда не был там один, и именно это могло в холодное время помогать поддерживать тепло. В «Чудесах святого Бенедикта», в уже приводившемся описании, говорится, что там «властитель <…> вместе со своими домочадцами жил, общался, ел, спал». Его домочадцы – это жена, все его младшие дети (поскольку мальчиков, достигших определенного возраста, отдавали другому сеньору, которому они служили, а он обучал их умению владеть оружием), далее: сыновья сеньоров, которым хозяин дома оказывал такую же услугу, а также слуги и вооруженная охрана. К ним могли присоединяться временные гости, например, какой-нибудь жонглер, развлекавший домочадцев пением отрывков из жест.

Это окружение далеко не тяготило сеньора и служило признаком высоты его ранга. Одинокий человек в Средние века, как и в другое время, кажется лицом малозначительным. Согласно английским правилам поведения XIII века считалось дурным тоном, если сеньор обедал в одиночестве. Окруженный ближними, хозяин замка избавлял себя от скуки уединения, приличествующего только людям, склонным к размышлению. Он постоянно пользовался своим положением руководителя. У него постоянно были под рукой защитники его имения и его самого, которые в любой момент могли ему понадобиться.

Для жизни нужна была мебель, пусть самая примитивная. Она, несомненно, делалась весьма грубо из дерева, оставшегося от постройки самого замка. Кровати, вероятно, были достаточно большими, чтобы вместить несколько человек. Такой обычай был распространен в течение всего Средневековья и являлся еще одним способом борьбы с холодом, в особенности если кровати окружали пологи из шерстяной ткани или меха, подвешенные на высоких столбах. Можно предположить, что стол для еды сооружали при необходимости, укладывая в нужное время длинные доски на козлы, а затем доски вновь прислоняли к стенам, освобождая таким образом пространство. Во всяком случае, именно так поступали в те давние годы, от которых до нас дошло выражение «накрыть стол». Посуда, скорее всего, была глиняной, как у крестьян. Должно быть, встречались и деревянные миски. Стекло, несомненно, было редкостью. Однако вполне возможно, что во многих из этих хмурых жилищ имелись также блюда, кубки, чаши и кувшины из серебра, а то и золота. Средневековая литература дает достаточно свидетельств тому, сколь притягательны были для шевалье эти ценные предметы, и вполне реально предположить, что у них хватало средств, чтобы иногда их покупать. В любом случае, в их домах наверняка хранились подарки, которые крупные сеньоры, по рангу обязанные быть щедрыми, раздавали более охотно, нежели земли, хотя именно земель обычно добивались их вассалы.

 

Стол сеньора

 

Что подавали на стол? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам следует выйти в поле и не замыкаться больше в маленьком замке мелкого феодала. Питание в основе своей было одинаково у всей феодальной аристократии, различаясь лишь большей или меньшей утонченностью, большим или меньшим числом «перемен блюд». Конечно, подробности выяснить невозможно, и все наиболее вероятные утверждения строятся на основе информации, почерпнутой из письменных источников, однако в общих чертах можно сказать, что пища сеньоров отличалась от пищи простонародья лучшим качеством хлеба, изобилием мяса и привычкой к потреблению алкогольных напитков.

Достаточно вспомнить, что пшеница, из которой делается хороший белый хлеб, была редкостью, и крестьяне, как уже было сказано, должны были отдавать большую ее часть сеньору. Что касается мяса, то мы также знаем, что тощий скот обеспечивал его в малом количестве и плохого качества. Однако в пишу шла добываемая на охоте дичь. Олени, косули, кабаны, которыми кишели леса, подавались на столы сеньоров целыми тушами. Иногда готовили медвежатину. Свой вклад вносила и мелкая дичь. Поскольку со времени 1000 года до нас не дошло ни поваренных книг, ни меню, мы не можем сказать, в каком виде ели все это мясо. Наиболее вероятным кажется, что его жарили на вертеле. Как и то, что блюда приправляли ароматическими травами – тмином, розмарином, лавровым листом, – а не восточными специями, столь ценившимися на Западе вплоть до того времени, когда процветающая морская торговля низвела их до уровня обычных приправ. В интересующее нас время эти специи были чрезвычайно редки, а возможно, их в Европе еще даже не знали.

Овощи, фрукты, различные виды сыров, должно быть, употреблялись в пищу в большом количестве, что мы уже видели при описании обычаев Клюни. Однако рыбу наши пожиратели мяса наверняка ели меньше, разве что по пятницам и во время поста, если предположить, что они его строго соблюдали. Большая часть их вряд ли относилась к своим садкам для рыбы и прудам с таким вниманием, с каким это делали монахи. Что до сладких блюд, то они, естественно, готовились только на основе меда. Трудно сказать, были ли эти блюда столь же распространены, как наши современные десерты.

Ели пальцами. Как известно, вилок в Средние века не было. Кусок каждого блюда, отрезанный слугой, – в более поздних текстах он называется «резальщиком», – передавался на большом куске хлеба, и человек резал его на части своим ножом. Такой способ еды, во всяком случае, засвидетельствован в последующие века.

Как мы уже видели, вино производилось повсеместно и во Франции, и в Южной Германии, и в странах средиземноморского.побережья. Однако создается впечатление, что, за исключением самих виноградарей, только сеньоры регулярно видели вино на своем столе. В регионах, где виноградников вообще не было, вино заменяли пивом.

Источники XIII века, в особенности рассказ о битве при Бувине, входящий в «Реймскую хронику», описывают военный ритуал, в котором важную роль играло вино. Перед боем, в конце обеда, на котором присутствовал Филипп Август[202] со своими баронами, король велел «сделать суп», то есть опустить кусочки хлеба в кубки с вином. Затем он роздал кубки гостям. Этот хлеб и это вино, очевидно, были символами Тайной вечери, и король таким образом недвусмысленно давал понять своим вассалам, что они являются для него теми же, кем были апостолы для Христа. Похоже, что существовал обычай «делать суп» в случае торжественных или траурных обстоятельств. Возможно, этот обычай столь же стар, как и сама вассальная система, и уже существовал в X и XI веках. Ришер дает нам косвенное указание на это, рассказывая, как Асцелин, предательски добивавшийся доверия Карла Лотарингского, принял от него кубок вина с накрошенным в него хлебом.

 

Гигиена феодала

 

Сколь бы настойчиво ни утверждали защитники Средневековья, что в то время удивительным образом соблюдались правила гигиены, трудно поверить, чтобы это было возможно в маленьких деревянных замках времен 1000 года. Вспомним, что даже намного лучше оснащенные монахи Клюни принимали ванну только два раза в год. Невозможно представить, чтобы владелец замка и его «домочадцы» делали это чаще или хотя бы столь же часто. То же можно сказать об отправлении естественных надобностей. Вместо удобных монастырских туалетов здесь был только ров. Лишь очень крупные феодалы в больших замках и дворцах, которые мы опишем ниже, располагали такими же удобствами, как монахи наиболее значительных аббатств.

 

Жизнь на свежем воздухе

 

По правде сказать, хорошие гигиенические условия в доме были нужны в основном именно монахам, потому что и мелкие, и крупные сеньоры большую часть жизни проводили вне дома. Как их основная профессия (военное дело), так и их развлечения были связаны с действиями на свежем воздухе.

Охота, каким бы утилитарным целям они ни служила, была одним из таких развлечений. Охотились по-разному. Эти всадники, эти воины издавна и в течение многих последующих веков страстно увлекались травлей дичи, которая заменяла им войну. Если пугливые косули доставляли только удовольствие преследования, которому их ловкость придавала пикантности, а также удовольствие убийства всевозможными способами, то кабаны уже могли постоять за себя, у медведей были когти, у волков, на которых охотились также ради истребления, – клыки. Эти жертвы могли «задрать» не только собак. Погони через лес, как и сейчас, объединяли большое число всадников, владельцев замков со всех ближайших земель, доезжачих, а иногда к ним присоединялись дамы, умевшие хорошо держаться в седле. Охотничьи трубы гремели под мирными кронами деревьев. Это доставляло радость.

Охота с птицами собирала меньше народа. Всадник ехал шагом в небольшой компании по открытой местности, держа своего специально обученного сокола или ястреба, прикрытого колпачком, на руке, одетой в перчатку. Когда появлялась дичь, охотник снимал колпачок, и вновь обретшая зрение хищная птица неудержимо устремлялась на добычу. Этот вид спорта, неизвестный в античности и почти забытый в наши дни, был занесен на Запад цивилизациями всадников-кочевников, обитавших на азиатских равнинах.

Другим развлечением сеньоров, еще более соответствовавшим их воинственному нраву, были турниры. В более поздний период Средневековья считалось, что турниры были изобретены неким Жоффруа де Прейи, который умер в 1066 году. Таким образом, получалось, что они возникли не ранее середины XI века. На деле подобная имитация боя была известна гораздо раньше. Турниры проводились, например, в Страсбурге в 843 году во время встречи Карла Лысого с Людовиком Немецким, и уже тогда это далеко не было нововведением. Действительно, четко организованные турниры, известные в позднее Средневековье, вряд ли существовали в XI веке. Можно представить себе, что они были менее официальными и более спонтанными. Поэтому поединки становились намного опаснее и иногда приводили к смертельному исходу. С другой стороны, в то время они еще не стали исключительной привилегией феодальной аристократии. Традиция подобных боев сохранялась в народе с древности, и Церковь запрещала их на своих соборах, называя «языческими игрищами». Известно, что молодой человек, погибший во время такого состязания в Вандоме в 1077 году, был сыном башмачника.

Описывая повседневную жизнь сеньоров, остается вспомнить об их участии в военных действиях. И этому будет посвящена отдельная глава. Тема того заслуживает.

 

Крупные сеньоры

 

На войне, на охоте, на турнирах, а также на ассамблеях, почти ежегодно собиравших воедино феодальную аристократию каждого большого фьефа или всего королевства, сходились вместе сеньоры различных рангов. Тем не менее существовали значительные различия между повседневной жизнью владельца маленького замка и жизнью знатного барона или короля.

Во Франции крупные феодалы, чьи богатство и сила были не меньше богатства и силы короля, жили как суверенные правители. У них была своя столица, где они проводили часть времени в собственном дворце. У Ричарда II, бывшего герцогом Нормандии в 1000 году, такой столицей был Руан, где он ежегодно принимал монахов с горы Синай и осыпал их дарами. Гильом V Великий, герцог Аквитанский, имел дворец в Пуатье. Он перестроил его к 1014 году вместе с собором и другими церквями города, разрушенными опустошившим город пожаром. Эти правители имели свой двор и свои ассамблеи, на которые обычно съезжались их вассалы, а иногда прибывали также епископы и аббаты, часто навещавшие знатных сеньоров, с тем чтобы обсудить религиозные или политические вопросы. Слуги этих сеньоров, их охрана, священники, служившие в их церквях, ремесленники, необходимые для их развлечений, а также для обновления дворцов или гардероба – каменщики, столяры, художники, скорняки, портные, – составляли обслуживающий персонал их домов. Их жены и дочери ни в коем случае не заточались в гинекее[203], а, напротив, достойно участвовали в том, что можно было бы назвать светской жизнью.

Помимо военных походов, в основном для того, чтобы усмирить непокорного вассала, сеньоры часто совершали поездки и по другим поводам: встречались друг с другом или с королем «на высшем уровне», если употребить современное забавное выражение; совершали паломничества. Гильом Великий, согласно свидетельству Адемара из Шабанна, каждый год ездил в Рим или в Сантьяго-де-Компостела. Фульк Нерра, граф Анжуйский, трижды ездил в Иерусалим в качестве покаяния за ужасные поступки, которые он, не в силах совладать со своим бурным темпераментом, совершал по отношению к людям, церквям и монастырям. Гильом Тайлефер II, граф Ангулемский, предпринял такое же паломничество в 1027-1028 годах и вскоре после этого скончался в своей столице, где велел построить себе дом близ церкви святого Андрея, с тем чтобы присутствовать в ней на всех службах.

 

Каменные замки

 

Помимо дворцов в пределах городов (представить которые достаточно трудно), бароны имели вне города замки. Они могли располагаться недалеко от города или в сельской местности. Естественно, это были не скромные деревянные башни, подобные замкам мелких сеньоров. Башня строилась из камня. Она служила и жилым помещением, и последним укреплением в случае обороны: именно это и называется «донжоном». Башня возвышалась над обширным двором, окруженным одним или несколькими рядами изгородей. Внутри изгороди находились различные постройки: казарма для военного отряда, жилище слуг и ремесленников, живших в замке, закрома, в которых хранились собранные в качестве оброка продукты. Подобные постройки, относящиеся к X веку, сохранились. Первые известные во Франции замки – это замки Ланже, Кудре, впоследствии включенный в большой укрепленный ансамбль Шинона – Фретваль. Их хорошо описал Жак Леврон.

Ланже был построен около 994 года Фульком Нерра. Сейчас его руины находятся неподалеку от замка, выстроенного в XV веке Жаном Бурре. От «неравно продолговатого» (четырехугольного) донжона, приблизительно 17 и 9 метров, стоявшего на небольшой возвышенности, возможно, на месте более древней деревянной башни, сохранились до наших дней лишь развалины двух стен, сбоку от которых видны остатки маленькой квадратной башни. У нее имелся вход на уровне второго этажа. Ниже второго этажа пространство между четырьмя стенами было засыпано землей. Так что войти можно было, лишь поднявшись по внешней деревянной лестнице, которую было легко разрушить в случае нападения. Толщина стен превышала 2 м у основания и достигала почти 1,5 м на вершине. Второй этаж, не имевший другого отверстия, кроме входа, служил убежищем. Третий был жилищем сеньора и его домочадцев. На нем сохранились следы очага и оконные проемы с полукруглым верхом.

То, что осталось от донжона Кудре, построенного Этьеном, графом Блуа, часто воевавшим против Фулька, напоминает Ланже. Эта постройка, относящаяся приблизительно к 1000 году, в недавнее время была отреставрирована. То же можно сказать о развалинах замка Фретваль, датируемых временем не ранее 1040 года. В его донжоне можно различить четыре этажа и очаги с навесом, возможно, самые древние из известных нам.

Меблировку этих недоступных изучению дворцов и лежащих в руинах замков представить себе не менее трудно. В цитируемых источниках о ней почти ничего не говорится, за исключением описания домов, где жили отдельные конкретные лица. В Шартрском календаре есть одно изображение – на листе января. Человек с двойным лицом Януса[204] греется у огня, сидя в кресле с покатыми подлокотниками и очень низкой спинкой. К передним ножкам прикреплена маленькая скамеечка. Кресло производит впечатление инкрустированного различными породами дерева. За исключением изображения этого удобного и весьма скромного предмета для сидения, можно встретить (причем на рисунках, относящихся ко временам Каролингов) только троны королей в форме курульного кресла[205] без спинки, с подлокотниками и на ножках, перекрещивающихся в форме буквы X. На таком троне обычно лежит подушка, с которой иногда свешиваются две кисти.

 

Костюм богатого сеньора

 

О том, каким был мужской костюм, обычный для королевского двора, мы знаем из описания того же вездесущего Рауля Глабера: «Около 1000 года, когда король Роберт только что женился на королеве Констанции, приехавшей из Аквитании, можно было видеть в свите этой принцессы явившихся во Францию и Бургундию людей из Оверни и Аквитании, легковесных и тщеславных, имевших столь же безобразные нравы, как и их одежда. Они украшали свое оружие и сбрую своих коней с необузданной роскошью. Они стригли волосы до середины головы, брили бороду, как скоморохи, и носили непристойную обувь и набедренники». Рауль добавляет, что «все франки и бургундцы» ревностно следовали этой моде. И в поэме, на которую его вдохновило столь скандальное поведение, он клеймит этих «людей в коротких одеждах». Из такого свидетельства, на деле весьма неконкретного, можно заключить, что эти южане побудили сеньоров, живших к северу от Луары, отказаться от манеры носить длинные волосы, бороду и рубахи, закрывавшие верхнюю часть ног. Естественно, нам хотелось бы узнать, чем их обувь и «набедренники», под которыми, возможно, имеются в виду штаны, казались «непристойными». И тут нелишне вспомнить, как, вопреки Уставу, одевались, по словам аббата святого Ремигия в Реймсе (тоже Рауля), монахи, уходившие в город. Если читатель вернется к главе «Нравы духовенства», он вспомнит о «штанах шириною в шесть футов», сделанных из столь тонкой ткани, что она позволяла угадать под ними «срамные места». Что до обуви, то она кажется скорее странной и неудобной, чем непристойной. Она была слишком узкой и украшалась «ушками». Рубашки куда больше должны были шокировать окружающих своими облегающими рукавами, «кантами», которые, несомненно, были покрыты вышивкой, и поясом, столь туго стянутым, что выпуклости ягодиц подчеркивались самым недвусмысленным образом. Если придворные бароны Роберта одевались таким же образом – а мы видели, что подобная мода существовала не только на юге, – то можно понять, почему суровый Гильом из Вольпиано[206] пригрозил, что они не смогут войти в рай в эдакой «ливрее», которую он считал порождением дьявола.

На весьма схематичных рисунках уже упоминавшегося здесь Шартрского календаря, на листе марта, можно увидеть изображение всадника, рубашка которого ниспадает до колен, а на ногах надеты сапоги. Его голова непокрыта, волосы острижены довольно коротко, подбородок обрит. Он трубит в трубу, напоминающую бычий рог – олифант, – и держит ее в левой руке, а другой рукой подгоняет своего коня хлыстом, сплетенным из трех шнуров. Экипировка коня очень интересна: седло со стременами кажется сделанным из меха; на крупе – попона из ткани; во рту – мундштук узды, как говорят кавалеристы. Этот тип мундштука, который опирается на десны выше зубов, считается более жесткой упряжью, чем удила уздечки, упирающиеся в углы губ лошади. Последним типом мундштука пользовались вплоть до недавнего времени. Возможно, в старину у лошадей были не столь чувствительные десны. Судя по всему, изображенный на картинке всадник участвует в охотничей травле.

В той же Шартрской рукописи есть миниатюра, изображающая епископа, знаменитого Фульберта, обращающегося с речью к людям, собравшимся в соборе. Среди них можно заметить важного сеньора. Возможно, это Эд II, граф Шартра и Блуа. Он бородат, его волосы острижены кружком так, что видны уши. На нем огромный красновато-коричневый плащ, представляющий собой простой четырехугольный кусок ткани, закрепленный на правом плече фибулой с драгоценными камнями. Под плащом видна голубая рубаха, доходящая до середины бедра, и красные штаны, которые, в отличие от обычая Каролингской эпохи, не закреплены перекрещивающимися ремешками. На ногах у него черные ботинки, украшенные по краю золотой лентой, которая тянется вдоль нижней части ноги до носка. Остальных людей разглядеть трудно, но видны несколько детей, одетых так же, как другие персонажи календаря.

На женщинах, изображенных на этой миниатюре, мы видим белую вуаль, возможно, из тонкого полотна, которая покрывает голову и ниспадает до пола. На шее она крепится большим драгоценным украшением. У некоторых этот паллиум[207], если его можно так назвать, расшит золотом. Он запахнут не настолько плотно, чтобы нельзя было увидеть длинное, до пола, женское платье с широкими вышитыми рукавами с золотыми галунами. Платье полностью скрывает ноги. У одной дамы оно, помимо всего прочего, украшено цветной вышитой лентой на уровне колен. Благодаря тому, что одна из женщин на рисунке немного приподняла руку, можно увидеть облегающий рукав ее рубашки, называвшейся на французском языке «chainse». Эти одежды часто шили из шелка, который, как мы знаем, был предметом импорта.

 

megalektsii.ru

Синонимы к слову НЕБОЛЬШОЙ ЗАМОК

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: бодрячок — это что-то положительное, отрицательное или нейтральное?

Положительное

Отрицательное

Связанные слова и выражения

  • укреплённый замок, великолепный замок, прекрасный замок, старинный замок, красивый замок
  • небольшое поместье, небольшая усадьба, небольшая часовня, небольшой особняк, небольшое селение
  • большой дворец, великолепный дворец, обширное поместье, королевская резиденция, великолепный особняк
  • дворец королевы, замок графа, крыло замка, замок герцога, дворец герцога
  • манор

Предложения со словом «небольшой замок»:

  • Высокое архитектурное сооружение больше походило на небольшой замок.
  • Стоило закрыть небольшой замок и подумать, что браслет слишком свободно болтается на руке, как тот уменьшился, и замок пропал.
  • Они стояли перед небольшим замком, который был построен в готическом стиле.
  • (все предложения)

Оставить комментарий

Текст комментария:

kartaslov.ru

НЕБОЛЬШОЙ ЗАМОК — разбор слова по составу (морфемный разбор)

Для этого слова пока нет разбора по составу.

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Со временем я обязательно пойму как устроен ваш мир.

Вопрос: корпускула — это физический объект (человек, предмет, место, растение, животное, вещество)? Можно это увидеть, услышать, унюхать, пощупать, потрогать?

Предложения со словом «небольшой замок»:

  • Высокое архитектурное сооружение больше походило на небольшой замок.
  • Стоило закрыть небольшой замок и подумать, что браслет слишком свободно болтается на руке, как тот уменьшился, и замок пропал.
  • Они стояли перед небольшим замком, который был построен в готическом стиле.
  • (все предложения)

Оставить комментарий

Текст комментария:

kartaslov.ru

Небольшой замок, вошедший в большую историю

Замок Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага)Замок Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага) На правом, наиболее живописном берегу реки Лабы, или Эльбы, по пути из Усти-над-Лабем в Дечин расположился населенный пункт Велке Бржезно. Не многое место может похвастаться сразу двумя замками, но Велке Бржезно повезло. В более старом, барочном, возраст которого насчитывает уже более 300 лет, сегодня Дом престарелых. Другой – точь-в-точь такой, какой можно представить себе в романтической сказке. Но речь сегодня пойдет не о принцах и принцессах. Хотя… впрочем, о них тоже.

«Замок в Велком Бржезно был построен одним из последних в Чехии. Можно сказать, что это, своего рода, новостройка. Построен он был по приказу графа Карела Хотека, которого в Чешской Республике мало кто знает. Но, несмотря на это, куда бы современный человек в Чехии ни посмотрел, практически везде можно видеть руку господина Хотека. Это был очень активный и деятельный человек, он был очень способным и служил верховным бургграфом чешского королевства в первой половине 19 века. А когда он уходил на пенсию, то решил построить себе маленький замок на севере Чехии», - рассказывает смотритель замка в Велком Бржезно Милош Мусил.

Граф Карел Хотек (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага)Граф Карел Хотек (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага) Многие совершенно справедливо придерживаются мнения, что творение несет печать своего творца. Чтобы лучше проникнуться атмосферой замка Велке Бржезно, давайте посмотрим, что примечательного за свою жизнь успел сделать граф Карел Хотек. Занимая должность бургграфа, он был тем человеком, который замещал в Чехии императора. Как мы уже говорили, он жил в первой половине 19 века – то есть времени возрождения чешского национального самосознания. Будучи человеком прогрессивным, Карел Хотек хотел, чтобы государство шло в ногу со временем. Именно ему, к примеру, принадлежит идея создания многочисленных парков в Праге. Именно благодаря его стараниям в Праге появилась новая система коммуникаций – первая канализация, водопровод, газопровод и тротуары.

Ему принадлежала инициатива строительства новой части Староместской ратуши, при нем в семь раз разрослась сеть дорог в чешском королевстве. Он заботился о бедных – главным образом, о том, чтобы они получили образование и работу, стремился трудоустроить также заключенных. Благодаря Карелу Хотеку Чехия стала первой страной на европейском континенте, где функционировала конная железная дорога. Он поддерживал промышленное развитие страны. Одним словом, добрых дел графа Хотека для родины по пальцам не перечесть.

Замок Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага)Замок Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага) «Его же изобретение до сих пор пользуется огромной популярностью в Чехии. В конце года чехи посылают своим друзьям и семьям так называемые «пэ-эфки». Это карточка, которая выглядит как открытка, на ней написано PF и летоисчисление наступающего года. Когда граф Хотек занял должность в Праге. У него стало очень мало времени на визиты к своим друзьям и знакомым. И вот в конце каждого года он в качестве извинения за ненанесенные визиты рассылал «пэ-эфки». Так что теперь чехи с удовольствием поддерживают эту традицию, заведенную графом Хотеком. Кстати сказать, Карел Хотек интересовался новыми технологиями. Например, он был большим поклонником дагерротипов, так что, помимо прочих редких коллекций, в нашем замке есть собрание дагерротипов. Самой старой фотографией у нас, снятой таким методом, является собственно фото графа Хотека, сделанное 4 ноября 1839 года. Это одна из четырех старейших фотографий в мире, и находится она в нашем замке», - продолжает Милош Мусил.

Теперь, когда мы немного узнали о личности самого Карела Хотека, давайте вернемся к замку, который он построил, чтобы провести в нем осень своей жизни. Граф был весьма мудрым человеком, поэтому понимал, что на старости лет уже не нужно будет никого ослеплять своим богатством и роскошью, а потому построил замок относительно простой.

Парк замка Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага)Парк замка Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага) Его нельзя назвать красивым, зато – невероятно очаровательный – эти слова именно про него. Он расположен в парке, где посетитель имеет шанс увидеть множество великолепных деревьев и кустарников, в частности – очень редких. Как рассказал нам смотритель замка, сама постройка немного напоминает здание вокзала, поскольку была построена в стиле австрийского ампира. При этом замок был оснащен всем самым современным для своего времени, и графу в нем жилось очень хорошо. Хоть замок в Велком Бржезне сравнительно молод, но кое-кто из его постояльцев успел оставить след в мировой истории. Это была внучка Карела Хотека – графиня Жофие Хоткова, чья романтическая история и позднейший брак с наследником престола Францем Фердинандом д’Эсте не оставит равнодушным даже самого скупого на чувства человека.

«Жофие Хоткова была графиней, то есть носительницей невысокого дворянского титула. У нее было шесть сестер и один брат. Ее отец – Богуслав Хотек, был дипломатом, - служил, между прочим, и в Петербурге, - так что каждый его ребенок родился в ином месте его службы. Например, Жофие родилась в Штутгарте. Не секрет, что собрать приданное для семи дочерей было делом нелегким, поэтому Богуслав Хотек с супругой решили сделать самую перспективную инвестицию в этом отношении – все силы они вложили в образование своих детей. Они говорили на пяти языках, играли на различных музыкальных инструментах и обладали превосходными манерами. Неудивительно, что все дочери стали почитаемыми и любимыми придворными дамами в лучших домах высшего общества».

Жофие ХотковаЖофие Хоткова Так молодая Жофие Хоткова приглянулась эрцгерцогине Изабелле, которая жила в Прешпороке – нынешней Братиславе, в Словакии, и стала ее придворной дамой. От Братиславы было рукой подать до Вены, где жила высшая аристократия, поэтому они часто наносили друг другу визиты. Бывал в доме герцогини и наследник престола Франц Фердинанд д’Эсте. В то время все думали, что его визиты связаны с одной из дочерей эрцгерцогини.

«Однажды после одного такого визита, эрцгерцог Франц Фердинанд забыл в гардеробной свои часы. Слуги доложили об этом эрцгерцогине Изабелле. Открыв крышку, та чуть не потеряла дар речи – вместо фотографии ее дочери, на нее смотрела ее придворная дама Жофие Хоткова. Это был грандиозный скандал в то время. Это было уму непостижимо, чтобы сам наследник трона водил шашни с какой-то там графиней. Молодые влюбленные были вынуждены пообещать, что не будут более встречаться, но сдержать обещание не оказалось возможным, настолько были сильны их чувства. Эрцгерцог оказался таким джентльменом, что публично признал свои отношения с Жофией Хотковой и выразил желание жениться на ней. Это уже был скандал в квадрате».

Император, в буквальном смысле слова, рвал и метал. Все высшие аристократические круги были против этого союза. Но, любовь молодых людей оказалась столь сильна, что пережила все перипетии, все интриги, которые против них заводились, долгие разлуки, которые они скрашивали перепиской, все невзгоды, пока, наконец, их брак не был одобрен. За них вступился сам Папа, а сам российский император Александр III порекомендовал императору Францу Иосифу позволить этот брак. В июле 1900 года скромная свадьба прошла в замке Закупы, неподалеку от Велкого Бржезна. Единственные документальные фотографии, сделанные на этой свадьбе, принадлежат руке двоюродного брата Жофии – Карелу Хотеку.

Сараевское покушениеСараевское покушение Молодожены продолжали жить в замке в Конопиште. Жофие Хоткова была повышена до звания княгини, а позднее стала эрцгерцогиней, однако, аристократия по-прежнему отказывалась ее принимать. В 1914 году в семью пришло счастливое известие – у Жофии Хотковой и эрцгерцога Франца Фердинанда должен был родиться потомок. По несчастному стечению обстоятельств, она решила сопровождать супруга в первый государственный визит в Сараево, где оба стали жертвами убийства, с которого началась Первая Мировая война.

Но существуют в истории замка и весьма забавные моменты. Например, то, что граф Карел Хотек пользовался большой любовью у представительниц противоположного пола. С этим связаны и некоторые забавные истории современности. У графа с женой было пятеро сыновей, трое умерли, так что графа пережили лишь два из них. Кроме этого, у него было и несколько внебрачных детей.

«Например, было известно, что в телефонном справочнике в Праге существует еще три Карела Хотека. Мы решили, мол, интересное совпадение. И вот однажды один из этих Карелов Хотеков приехал в наш замок. Мы поинтересовались у него, откуда же такое интересное имя у них в семье. А он рассказал нам историю, что в их семье прабабушка работала служанкой в замке Хотеков, и вот однажды она забеременела, и когда акушерка спросила ее, как назовут мальчика, она ответила – Карел Хотек. С тех пор всех мужчин в их семье называют Карелами. Так что Хотека, пришедшего к нам, мы водили по замку, и когда мы поставили его перед портретом графа Хотека, все стало очевидно. Так что граф был весьма активен во всех отношениях», - смеется смотритель замка Милош Мусил.

Интерьер замка Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага)Интерьер замка Велке Бржезно (Фото: Мартина Шнайбергова, Чешское радио - Радио Прага) В сезон замок Велке Бржезно живет активной жизнью. Из-за своих размеров он подходит, скорее, для проведения камерных экскурсий, нежели вождения больших групп, чем и ценится, воссоздавая аутентичную атмосферу. Здесь найдут свое и любители старины, и гурманы, и романтики и даже юные посетители – для каждой категории в замке проводятся мероприятия. Так что – следите за событиями!

www.radio.cz

Справочник автора/Замки — Posmotre.li

Как известно всем почитателям фэнтези, зáмок — сооружение особенное. Это не просто военный форт и не просто укрепленный дом, а нечто большее: средоточие всей романтики и мрачности средневековья. Эта статья из Справочника автора рассказывает о европейских замках, их истории и конструкции.

Откуда есть пошли и как развивались[править]

Деревянный мотт и бейли Небольшой замок с конвентом, принадлежщий Тевтонскому Ордену

Первые замки были укрепленными жилищами феодалов, растащивших по малым вотчинам империю Карла Великого. Пока Карл был жив, и империя была, а потом великие и малые феодалы тут же перегрызлись друг с другом, стали заниматься мелким вооруженным склочничеством. Тех феодалов, которые жили в обычных, незащищенных деревянных домах, быстро перебили, и остались только те, кто укрепил свои жилища. Они-то и стали первыми замками.

Впрочем, больше всего повезло, конечно, тем феодалам, которым удалось прихватизировать старые римские военные форты (castra). От их названия и произошло английское слово castle и соответствующие слова в различных романских языках. Кто играл в Skyrim, тот хорошо себе представляет, что это были за форты: приземистые квадратные каменные здания и столь же приземистые башни, похожие на каменные барабаны, а заодно и в какой они были сохранности на момент распада империи Карла Великого: именно в такой, полуобвалившиеся башни и стены, дыры в которых приходилось затыкать частоколами. А тем, кому не повезло, пришлось укреплять собственные дома.

Это был исторически первый (IX—X вв.) тип замка: укреплённый дом или башня, одно-единственное сооружение без каких-либо внешних оборонительных контуров. Строиться такое сооружение могло из камня, а могло и из дерева — при условии, что бревна достаточно толстые и массивные. У нас в России такие фортеции строились и сохранились на Северном Кавказе, а в Европе они были долгое время популярны в Шотландии. Вскоре стали обносить башни частоколами, но простого частокола оказалось недостаточно, и появился второй тип замка: мотт и бейли (X—XII вв). Вход в эту башню мог располагаться у земли, но чаще старались сделать вход расположеный повыше — на уровне второго или третьего этажа. Лестница ведущая ко входу могла быть каменной, но могла быть узкой и деревянной. Встречался также вариант с мостиком ведущим в башню, который мог быть откидным.

Мотт и бейли — это термин из двух слов: французского motte — холм, и английского bailey — огороженный двор. По названию понятно, что нового было в этом замке: башня ставилась на холме, естественном или насыпном — мотте, а вокруг нее или сбоку был огороженный частоколом двор с воротами и хозяйственными постройками — бейли. Склоны мотта были слишком круты, чтобы по ним можно было забраться без дополнительных сооружений, поэтому с мотта в бейли перекидывался деревянный мостик, который в случае нападения мог убираться. Для дополнительной защиты (например, от подкопов, которым забор типа «частокол» поддается очень легко) вокруг бейли накапывался ров (moat), и из земли, вынутой из рва, и насыпался мотт.

Конструкция «мотт и бейли» была очень удачной: она позволяла за минимум времени возвести трудноштурмуемый замок. Недостатком ее было то, что материалом для внешних стен бейли, а порой и всей конструкции, служило дерево; это делало замок легко беромым с помощью поджога. А если возводить все конструкции из камня, пропадет легкость и быстрота постройки такого замка. К тому же строить каменную башню на насыпном мотте — отдельный геморрой: надо сначала возводить на ровном и каменистом месте башню с высоким цоколем, а потом насыпать по самый верх этого цоколя мотт, иначе фундамент поплывёт. Поэтому замки типа «мотт и бейли» изначально строились деревянными, а потом постепенно обрастали камнем.

В этих ранних замках было еще мало рыцарской романтики. Жилая башня — единственная башня, по сути — была тесной, а за ее пределами, в бейли комфорт был хлевный (если бейли было) или походно-лагерный (если его не было). Типичных замковых развлечений — пиров и представлений шутов — в ранние маленькие замки тоже завозили редко, если вообще завозили. В фэнтези эти мини-замки изображают тогда, когда хотят подчеркнуть, насколько беден рыцарь, глухоманен барон или худороден лорд, что вынужден жить в таком недозамке. Либо если речь идет о срисованной фэнтезийной культуре той же Шотландии.

После того, как все конструкции мотта и бейли научились выполнять в камне, стали думать, а как ещё можно улучшить обороноспособность замка. Надумали увеличить в масштабе башню и стены. Башня, которая теперь стала называться донжоном, сохраняла свою роль «укрепления внутри укрепления», которую играла простая башня на мотте, но стала более массивной и вместительной. На насыпание моттов в основном забили и стали делать акцент на толщине стен донжона, но где мотты были — срывать их не стали. Так, под донжоном Виндзорского замка в Великобритании — до сих пор использующейся по прямому назначению резиденции королевской семьи — сохранился до наших дней мотт.

А вот стены, которые стали теперь значительно выше человеческого роста и достаточно толсты, чтобы их нельзя было пробить тараном, стали укреплять дополнительными башенками. Так появились многобашенные замки, в которых донжон был главной башней, а остальные — второстепенными. Верхние ярусы башен на стене стали использоваться как огневые точки для лучников и арбалетчиков, нижние — как хозяйственные и подсобные помещения, казармы, склады. Это уже был классический замок, который мы все себе представляем при слове «замок» (XII—XIV вв.)

Поскольку стены замка стали неприступными, основной удар захватчики стали концентрировать на слабом месте — на воротах. Поэтому дальнейшее развитие классического замка связано с укреплением ворот. Перед воротами стали делать подъёмные мосты, их стали сдваивать и заключать в надвратные башни, укреплять подъёмными решетками — порткулисами. В потолке над воротами стали делать «дыры-убийцы», через которые с верхнего яруса надвратной башни лили на штурмующих горячее масло и смолу — попробуй-ка пройди под такой дырой! Финалом воротного укрепленчества стал барбикан — огражденный с боков стенами и открытый сверху коридор между двумя последовательно расположеными надвратными башнями. А к донжону стали приделывать захаб — закрытый сверху коридор, шедший параллельно стене.

На этом оборонительный потенциал классического замка в общем исчерпался, и развитие его пошло дальше двумя параллельными путями. С одной стороны, стали делать замки концентрическими, то есть окружать стены другими стенами, так, чтобы «маленький» замок был как донжон в «большом». С другой стороны, появились т. н. четырехугольные замки, в которых перестали строить донжоны, а вместо них стали пристраивать все строения к внешней стене, чтобы получить максимум жилплощади на минимальной площади участка. Иными словами, приделывали к внешней стене ещё стены и межэтажные перекрытия, чтобы получить подобие П-образного жилого дома. В некоторых случаях четырехугольный замок выполнял роль донжона в концентрическом замке: особенно часто такое встречалось в орденских замках, где четырехугольное или П-образное укрепленное здание монастыря (конвента) изначально было ядром замка.

Ну, а потом появилась осадная артиллерия, против которой стали требоваться совсем другие подходы. Пришлось изменить саму конструкцию оборонительных сооружений. Пушкоустойчивые укрепления имели совсем другой вид — приземистый, скошенный, и носили другие названия: бастионы, казематы, равелины. Классические замки ушли в историю.

Тем не менее романтический образ замка сложился уже тогда, и в XIX веке, с распространением моды на романтизм, консерватизм, готику и медиевистику, строительство замков возобновилось. Это были уже не настоящие замки: оборонительной роли они не несли. Это были особняки и усадьбы в замковом стиле, которые развалились бы с одного получиха тогдашней казнозарядной гаубицы, но хозяевам усадеб — романтически настроенным аристократам — такое название нравилось.

Итак, какие бывают конструкции и стили замка?[править]

  • IX—XI вв.
    • Однобашенный — укреплённая усадьба.
    • Однобашенный — мотт и бейли.
    • Романский замок. Самые старые из них представляют собой римские форты со спиленными серийными номерами, чуть подлатанные и достроенные новыми хозяевами, более поздние — настоящие замки с донжонами, по архитектурной стилистике подражавшие римским фортам. Невысокие, толстостенные и сугубо утилитарные, жить в них было душно, сыро, темно и копотно. Пример труъ романского замка — замок Певенси в Англии (бывш. форт Андеритум, построен в античные времена, в XI веке нормандцы сделали евроремонт).
    • Shell keep — преимущественно английская разновидность замка (в других странах их было построено совсем мало), своеобразное улучшение мотта и бейли. Деревянную башню на вершине мотта разбирают, вместо неё возводят кольцеобразную стену из камня. Внутри этой стены к ней пристраивают различные постройки, в результате получается донжон, снаружи каменный — внутри деревянный, в плане напоминающий разомкнутое кольцо или подкову. Смысл такой архитектуры в том, что целиком каменная башня в несколько этажей — слишком тяжела для искусственного мотта и обладает слишком высоким центром тяжести, поэтому неминуемо свалится. А низкая, широкая башня-стена будет стоять устойчиво.
  • XII—XV вв.
    • Готический замок с донжоном или конвентом. Та же классическая конструкция, но уже просторные помещения, большой зал в два этажа высотой, хорошее естественное освещение. Замковая готическая архитектура не была настолько же высокой, тонкой и прозрачной, как храмовая, все ж таки военное сооружение, но комфортность проживания в таком замке существенно повысилась. Пример готического замка — Мальборк в Польше (изначально звавшийся Мариенбург и построенный Тевтонским орденом).
    • Концентрический замок.
    • Четырехугольный замок.
  • XVI—XVII вв.
    • Поздний четырехугольный замок. В эту эпоху замков строилось очень мало, и оборонительную функцию они больше не несли: только статусную. Последний образчик жанра, на грани между поздним четырехугольным и фантазийно-романтическим — Михайловский замок императора Павла I в Петербурге (конец XVIII вв.)
    • Бастионный замок. Обычно бастионная фортификация использовалась для строительства армейских крепостей, но встречаются и замки с бастионами вместо башен и цитаделью вместо донжона. Одним из первых укреплений в этом стиле явился замок Капрарола, больше смахивающий на росскошный дворец, чем на готический замок, но тем не менее являющийся серьёзным укреплением, при наличии у обороняющихся достаточного числа мушкетов. По желению Папы Римского было начато строительство настоящего укреплённого замка и были построенны стены с бастионами, но следующий владелец превратил верхние этажи в настоящий дворец, у которого вместо фундамента замок. Другой известный бастионный замок, того же типа, что и Капрарола — Подгорецкий на Западной Украине.
Сомюр - замок с бастионами
    • Зачастую бастионы пристраивались к башням существующего замка. Пример: замок Сомюр (Saumur), Франция. Дело было во времена гугенотских войн (XVI век). При подписании очередного перемирия гугенотам Генриха Наваррского был выделен в качестве «города-убежища» в том числе и Сомюр, в котором тогда стоял обычный четырехугольный замок. Против пушек — несерьезно. И Наваррский, не будь дурак, приказал срочно укрепить его на современный лад, то бишь новомодными итальянскими бастионами. Так и стоит замок с бастионами до сих пор. Другой пример — Выборгский Замок (Россия). Бастионы там конечно несерьезные, но их честно пытались пристроить к существующим стенам. То же в Шлиссельбургской крепости, которая по размеру от замка недалеко ушла.
  • XIX—XX вв.
    • Особняк в замковом стиле, также известный, как «неоготический замок»: вот тут уже пошло совсем сказочное фэнтези. Типичный образчик жанра — замок Нойшванштайн в Баварии, копии которого так любят возводить в Диснейлендах. В России — замок помещика Храповицкого и другое творчество архитектора Бойцова. Во Франции такими «пряничными» замками занимался Виолле ле Дюк — точнее, «реконструировал» старые замки под тербования новых хозяев.
  • Конец XX и XXI вв.
    • Глубокий кризис жанра — замки новых русских и Галкина. Просто каменные дома, но облеплены непонятными штуковинами, которые спьяну или по очень большой несведущести можно принять за башни.

Особые виды замков[править]

Обычно замки выполняли роль резиденций феодалов и служили для их защиты и демонстрации их места в иерархии. Но в военное время строились и другие замки, по сути — крепости, а не замки, не несшие никакой статусной нагрузки и возводившиеся исключительно в тактических целях. Впрочем, после окончания войны эти крепости могли стать чьими-то резиденциями, как обыкновенные замки.

  • Контрзамок. Крепость, возводившаяся в краткие сроки во время осады неприятельского замка. Контрзамок служил казармами и гарнизоном для осаждающей армии, а его местоположение выбиралось так, чтобы насолить защитникам: например, он сидел прямо на единственной дороге в замок и перегораживал её, или втыкался на соседнем, более высоком холме, и позволял обстреливать замок из катапульт или пушек. От контрзамка требовалась в первую очередь быстрота возведения, поэтому, даже если он строился из камня, для него использовался разбодяженный глиной раствор и абы какой камень. Поэтому долговечных резиденций из контрзамков практически никогда не получалось. Так, замок Эльц в Германии до сих пор жилой и обитаем его наследными владельцами, а построенный рядом в XIV веке контрзамок Трутц-Эльц очень быстро обветшал и превратился в живописные руины.
  • Гарнизонный замок. В Средние века редко собирались большие армии, поэтому от обыкновенных замков не требовалась вместимость. Но вот когда всё же собирались… Например, во времена Крестовых походов на вновь завоеванных землях Ближнего Востока пришлось возводить огромные замки, могущие вместить все сводные армии западных королей. Гарнизонный замок — это замок, увеличенный в размерах и предназначенный для размещения в нём большой сводной армии. Типичный гарнизонный замок требует 1000—1500 человек, чтобы занять все оборонительные позиции, и постоянное население из слуг хотя бы в половину этой численности, чтобы он тупо протапливался и не сыпался; на пределе же вместимости в него может влезть и 10-20 тысяч «штыков». После окончания военных действий такой замок мог оказаться в руках вновь основанного рыцарского ордена (достаточно большого, чтобы громада пришлась ему по размеру), достаться местным (если европейцы теряли территорию) или, если гарнизонный замок возводился в Европе, быть отданным в руки обычному феодалу, которому он оказывался безнадежно великоватым и неуютным чемоданом без ручки (как Харренхолл из ПЛиО).
    • Похожи на них по размеру замки, изначально строившиеся для рыцарских орденов — но они не меняли своего статуса после постройки и сохраняли свою иерархическую функцию как показатели силы и богатства орденов. Упоминавшийся выше Мальборк — как раз из таких, и сейчас он считается крупнейшим в мире замком (по другой версии, этот титул принадлежит Пражскому замку).

Что есть что в замке[править]

  • Донжон — главная башня, укрепление внутри укрепления. Даже если захватчики прорвутся во двор замка, брать донжон им придется отдельно. После того, как жить в донжонах стало уже не модно, их стали приспосабливать под складские помещения, казармы или тюрьмы; именно от последнего использования донжона и пошло английское слово dungeon — сырая мрачная темница или подземелье. Кстати, в донжоне вышеупомянутого Виндзорского замка сейчас находится хранилище старых документов королевской канцелярии. Надо заметить, что со временем донжон, мог обрастать пристройками сравнимой высоты, и уже совсем мало походить на изначальную башню.
    • Конвент — четырехугольное или П-образное здание в замках, строившихся для рыцарских орденов. Для такой оравы одной лишь башни мало, им нужна жилплощадь побольше. Возможно, именно замок с конвентом послужил прототипом четырехугольного замка.
    • Бергфрид — типичная для Германии разновидность донжона. От обычного отличался тем, что не был приспособлен для жилья и имел чисто военное значение. Бергфридоподобные башни встречаются и в некоторых крепостях севера России.
  • Палас (или аула) — в замках с небольшим и/или неуютным донжоном именно так называлось отдельное господское строение для мирного времени. Палас строился без всяких соображений обороноспособности, при штурме его не обороняли, зато туда можно было поместить действительно просторные и хорошо освещённые залы.
  • Стена — длинная (или не очень), высокая (или низкая), каменная (или деревянная) стена. Могла иметь зубцы и бойницы, но могла и не иметь.
    • Зубцы (мерлоны) — выступы на стене с просветами, нужны, чтоб прятаться от обстрела. Просветы выполняли функции бойниц, хотя могли иметься и дополнительные бойницы и даже машикули. В некоторых странах, например, в Англии, на возведение стен с мерлонами требовалось особое разрешение за подписью короля.
    • Бойницы — узкие дыры в стенах, зубцах или башнях, нужны для того, чтобы стрелять по врагу, и при этом не быть застреленным самому. Могут быть разных форм, в зависиммости от используемого оружия.
  • Барбакан (надвратная башня) — башня в виде арки, в которой находятся ворота замка. Верхний ярус надвратной башни предназначен для втягивания порткулис, выливания гадости через дыры-убийцы и размещения огневых точек лучников.
  • Порткулиса — подъёмная решетка, располагавшаяся, как правило, в надвратной башне и служившая для укрепления ворот.
  • Захаб — оборонительный коридор, открытый сверху и огражденный стенами сбоку, между двумя последовательно расположенными надвратными башнями.
  • Машикули — навесные бойницы, которые использовали для обстрела противника, подошедшего вплотную к стенам. Разновидностью машикулей были дыры-убийцы.
    • Дыра-убийца — отверстие в потолке, предназначенное для sneak attack сверху по пробегающим снизу врагам. Не путать с дырой гардероба.
  • Внутренняя лестница — только винтовая, и только с закрутом «левый винт» — поднимаемся по часовой стрелке, спускаемся против. Специально для того, чтобы обороняющимся (стоящим сверху) было легко бить правой рукой, а атакующим (стоящим внизу) неудобно. Вариант с обороной от армии одних левшей средневековыми архитекторами рассматривался крайне редко, обычно в роду, владевшем таким замком все мужики были левшами. В меньших башнях, если лестница идет вдоль стены башни, закрут наоборот — правый винт, чтобы атакующим мешала драться стена.
  • Большой зал — самое просторное помещение в донжоне или паласе (палас, собственно, и появился как отдельное помещение для большого зала, куда можно было впихнуть невпихуемое в тесный донжон), предназначено для различных общественных собраний обитателей замка. В нём пируют, торжественно принимают, празднуют, смотрят ужимки шутов и занимаются другими полезными и приятными делами. А по ночам в большом зале раскладывают спальники и дерюги слуги и солдаты, и он становится похож на спортзал 117-й школы г. Казани во время проведения фестиваля «Зиланткон».
  • Соляр — господские покои на верхнем этаже донжона. В нем не спят, он выполняет функции малого зала, где хозяин замка и члены его семьи могут уединиться и отдохнуть от общества челяди и солдат. Именно от этого и происходит его название — от латинского solis — уединённый, а вовсе не от солнца. Поэтому особенно смешно читать переводы Дж. Р. Р. Мартина, в которых лорды Вестероса загорают в солярии. Хотя освещён соляр, как правило, был лучше других комнат: в нём читали, писали, вышивали, играли в шахматы и занимались другими делами, которые затруднительно делать в темноте.
  • Господские спальни — тоже на верхнем этаже донжона.
  • Кухня и всё, что к ней прилегает:
    • Кладовая (pantry) — использовалась для хранения сухих и непортящихся продуктов.
    • Погребок (buttery)[1] — использовался для хранения напитков — пива и вина.
    • Ледник (larder) — использовался для хранения мяса, рыбы и прочего скоропортящегося.
    • Судомойня (scullery) — туда складывалась грязная посуда и мылась.
    • Все перечисленные околокухонные помещения располагались в шаговой доступности друг от друга, иногда все они выносились в отдельное строение или флигелёк.
  • Гардероб (он же данскер) — не удивляйтесь, но так назывался замковый сортир. Он имел вид маленькой башенки-балкончика, нависающей над двором или рвом, и снабжался дыркой типа «очко». В нём и дуло холодным ветром снизу, и пахло тоже не очень-то. Но запах — это не баг, а фича: в гардеробе вешали одежду, чтобы запах фекалий, налипших на стенки очка, прогнал из неё вшей и блох, именно поэтому он так и назывался. Название же «данскер» характерно для замков Тевтонского ордена и происходит от названия города Гданьска (с которым ернически настроенные рыцари сравнивали свои сортиры). Причём у тевтонцев данцкер нередко представлял собой отдельную башню соединённую с конветом мостом, нередко с крытой галереей.
    • Выгребная яма — яма под гардеробом, в которую и попадали все отходы из него. Роль выгребной ямы мог играть и ров вокруг замка.
  • Цистерна — хранилище питьевой воды, имевшееся в замках, где не было колодца. Колодец или цистерна были уязвимыми местами замка, почти как дыра в «Звезде Смерти»: успешно подбросив туда яд или биомассу, зараженную опасной болезнью, можно было одним махом заставить замок сдаться.
  1. ↑ От английского названия погреба происходит английское же название должности дворецкого — батлер (butler), порой используемое сейчас и в русском языке. Дело в том, что английский дворецкий изначально был смотрителем винного погреба; поскольку это была самая ответственная должность среди слуг, батлера стали назначать старшим над слугами. Собственно должность старшего над слугами называлась «стюард» — но впоследствии именно батлера стали назначать стюардом, и эти должности стали синонимичными.

posmotre.li